О.А. Толкачева, судья Синарского районного суда г.Каменска-Уральского

Понятие медиабельности спора

О.А. Толкачева, судья Синарского
районного суда г. Каменска-Уральского

В апреле прошлого года я, к своему неожиданному удовольствию, стала участником курсов повышения квалификации по программе «Техники медиации в судебной деятельности». Курсы проводились на базе Центра медиации Уральской государственной юридической академии. По итогам обучения я не только получила соответствующий сертификат, но и изменила в корне своё отношение к медиации как альтернативному способу судебного разбирательства частноправовых споров. Во-первых, признала значимость этой процедуры, поверила в её целесообразность, в том числе как к способу снижения нагрузки на судью по рассмотрению гражданских дел. Но признаю, что для целей достаточного интегрирования данной процедуры в судебную деятельность необходимо проделать длительную, последовательную работу, в том числе над собой, чтобы уметь правильно и своевременно определить медиабельность спора, доходчиво и понятно довести до сторон преимущества процедуры медиации.

Немаловажное значение в данном случае, по моему мнению, имеет способность судьи изначально правильно определять медиабельность спора, то есть возможность его урегулирования в перспективе посредством переговоров, а это зависит от совокупности неких объективных и субъективных факторов. Для этого судья, в идеале, должен сам обладать некими медиативными навыками, в том числе способностью определения структуры конфликта сторон и его стадии. Судья должен уметь убедить стороны в преимуществе мирного урегулирования спора, вызвать у них интерес и желание сотрудничать для целей выработки решения, которое должно будет являться выгодным для каждой стороны спора и позволит им фактически разрешить существующий конфликт в целом. При этом немаловажно уметь не зародить в сторонах сомнения в своей беспристрастности либо в бесперспективности судебного разбирательства спора. Не дать им повода полагать, что, передавая дело на медиацию, судья просто желает таким способом избавиться от необходимости разрешения спора по существу.

Для определения медиабельности спора судья, фактически на стадии подготовки дела к судебному заседанию, а также в ходе такового должен среди всего множества излагаемых сторонами требований, взаимных обид, эмоций уметь определить истинные интересы и цели конфликтующих сторон, определить стадию развития конфликта.

Как я понимаю, в практике применения медиации какой-либо системы конкретных критериев оценки медиабельности спора не установлено и не выработано.

Между тем существуют законодательные ограничения для данной процедуры. Так, согласно положениям, закрепленным в ФЗ «О процедуре медиации» данная примирительная процедура не применяется к коллективным трудовым спорам, к спорам, которые затрагивают или могут затронуть права и законные интересы третьих лиц, не участвующих в медиации, или публичные интересы.

Вместе с тем, не каждый спор, не вошедший в данный перечень категорий, подлежит разрешению посредством процедуры медиации и является медиабельным.

Признаками, исключающими возможность проведения про-цедуры медиации, являются:

– Наличие у стороны спора психического заболевания. – Наличие иррационального интереса стороны в достижении желаемого результата. То есть вроде бы и предмет спора стороной определен, озвучен желаемый результат от итога судебного разбирательства, но при выяснении истинного интереса достижения этого результата мы признаем, что данный интерес не поддается рациональному объяснению, он выходит за рамки правового содержания отношений.

Не секрет, очень часто люди идут в суд, заявляют к разрешению серьезные требования, а подоплекой их действий является цель самоутвердиться, доказать что-то кому-то. Наличие публичных интересов при разрешении спора также не допускает возможность проведения процедуры медиации. Невозможно вести примирительные переговоры, если предмет и соответствующее содержание спора противоречит публичному порядку и нравственности (например, спор о способе организации на территории г. Каменска-Уральского игрового клуба). Одним из критериев, исключающих медиацию, признается многосубъектность спора. Как нам разъясняли преподаватели на курсах: желательный количественный показатель участников переговоров – 2. Вместе с тем, уверяли, что существуют медиаторы, способные к ведению рациональных переговоров и с тремя участниками. Между тем, я верю в эффективность примирительных процедур и в случае множественности лиц на одной или обеих сторонах спора, а также в случаях наличия в споре третьих заинтересованных лиц. Главное, чтобы состав участников всех заинтересованных в процессе разрешения спора лиц был четко и правильно определен и все эти лица выразили согласие на участие в медиации.

Следующая группа факторов, напротив, может свидетельствовать о возможности и даже необходимости проведения медиации по конкретному спору.

По моему мнению, самым главным субъективным фактором, как показателем к медиации, является наличие у сторон желания вести переговоры, а иногда и их вынужденность договариваться друг с другом для целей достижения некой цели, достижение которой невозможно без участия второй стороны. При этом стороны осознают, что являются фактически друг для друга взаимным ресурсом для достижения заветной цели. Так, имея цель решить некие материальные проблемы, лицо осознает, что это возможно только за счет приватизации и последующего отчуждения муниципальной квартиры, где он имеет права нанимателя, но не нуждается в ней как в жилье. А в квартире на аналогичных нанимателю правах проживает его дальний родственник, который просто желает стать единственным владельцем занимаемой квартиры. В этом случае он уж точно осознает, что просто обязан решить материальные проблемы нуждающегося соседа, чтобы забыть о нем навсегда.

В свою очередь медиация применима и желательна в ситуациях, когда стороны связаны длительными отношениями и стремятся их сохранить. В качестве примера можно привести ситуацию, когда стороны не хотят нанести ущерб общим интересам, общему делу, бизнесу.

Еще одним признаком медиабельности спора является возможность допущения некой вариабельности в позициях сторон в рамках их же интересов, то есть возможности подвижки их требований.

Нужно также определить, допускает ли характер спора несколько вариантов разрешения. Не предписывает ли закон в этом случае единственный способ поведения. Если выясняется, что в данном случае закон жестко регламентирует поведение сторон, то даже при наличии горячего желания договориться переговоры не нужны.

Ну и к самому главному. Одним из наиважнейших и необходимых условий для проведения медиации является отсутствие между сторонами восприятия друг друга врагами, когда желание отомстить, «научить жизни», доказать свое превосходство преобладает над разумом. В данном случае, несмотря на видимую легкость разрешения конфликта путем проведения переговоров, спор между сторонами будет невозможно урегулировать посредством медиации, поскольку главной целью сторон является не достижение правового результата, а некое моральное уничтожение противоположной стороны.

Способность судьи правильно и своевременно определить наличие совокупности объективных и субъективных факторов, свидетельствующих о медиабельности спора, а также способности доходчиво и доступно объяснить сторонам, что их вариант – это только медиация, будет вознаграждена желаемым результатом – отказом от иска, его признанием или заключением мирового соглашения, позволит в более упрощенном порядке не только разрешить заявленный к судебному разбирательству спор, но и избежать возможных новых судебных исков, которые, к сожалению, чаще всего порождают наши судебные решения. Вместе с тем, неумение судьи своевременно и правильно определить медиабельность спора, неудачные, а может быть и удачные, попытки насильного принуждения сторон к проведению процедуры медиации, может, в свою очередь, привести к некому разочарованию сторон в общей целесообразности данной процедуры. При этом «сарафанное радио» в нашем обществе работает достаточно эффективно. К сожалению, иногда в судебном заседании приходится слышать такие восклицания:

«Медиация!!?? Зачем мне она. У меня некие знакомые ходили к этим медиаторам… не помогли они им. Даже не поняли сути моих требований».

Но ведь медиация удовлетворяет интересы сторон, а не их требования!

Статья опубликована в журнале «Уральский судебный вестник» №2(40)/2014, стр. 16-17.