Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с защитой деловой репутации[1]

 

В качестве юридико-фактического основания возникновения охранительного правоотношения по защите деловой репутации в науке и правоприменительной практике традиционно выделяют совокупность следующих условий:

1) факт распространения  сведений о субъекте предпринимательской или иной экономической деятельности;

2)  порочащий характер этих сведений;

3) несоответствие распространенных сведений порочащего характера действительности.

Эти обстоятельства составляют предмет доказывания по делу о защите деловой репутации; при отсутствии хотя бы одного из них требование о защите деловой репутации удовлетворению не подлежит[2].

Подход арбитражных судов к определению каждого из названных условий заложен в основу структуры первой части обобщения (материально-правовые аспекты), вторая часть настоящего обобщения посвящена отдельным процессуальным вопросам, возникающим при рассмотрении споров о защите деловой репутации.

 

I. Материально-правовые аспекты

 

 Распространение сведений

 

1. Обращение в органы, осуществляющие функции контроля или надзора и уполномоченные рассматривать жалобы на действия определенных лиц, не является распространением порочащих сведений в смысле ст.152 Гражданского кодекса  Российской Федерации (далее – ГК РФ) (дело № А60-28099/05)

 

Арбитражный управляющий предприятия обратился в суд с иском к закрытому акционерному обществу о признании обстоятельств, изложенных в жалобе ответчика на действия истца к президенту  саморегулируемой организации арбитражных управляющих, не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию сведениями и обязании ответчика отозвать указанную жалобу. В жалобе было указано, что "управляющий неоднократно общался с руководством ответчика, сообщая о своем решении оспорить сделку, если ему не будет выплачено определенное вознаграждение", "...о крайне неблаговидных методах работы, применяемых управляющим", "действия управляющего направлены на злоупотребление предоставленными ему полномочиями в целях личной выгоды».

Решением суда  от 02.12.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 15.06. 2006 г., в удовлетворении исковых требований отказано в связи со следующим.

Ответчик обратился к президенту саморегулируемой организации арбитражных управляющих с жалобой на действия конкурсного управляющего, в которой  просил разобраться в сложившейся ситуации и принять меры для обеспечения арбитражным управляющим (истцом) возложенных на него обязанностей.

Саморегулируемая организация после проведенной проверки деятельности конкурсного управляющего направило ответчику информацию об отсутствии в  действиях истца нарушений законодательства.

Ст. 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Согласно п. 3 ст. 21, ч. 2 ст. 22 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", саморегулируемая организация арбитражных управляющих осуществляет функцию обеспечения соблюдения своими членами законодательства Российской Федерации, правил профессиональной деятельности арбитражного управляющего, рассматривает жалобы на действия своего члена, исполняющего обязанности арбитражного управляющего в деле о банкротстве.

Таким образом, обращение ответчика в контролирующий орган не может рассматриваться как распространение порочащих сведений.

То обстоятельство, что изложенные в жалобе сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 ГК РФ, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности, порочащих сведений.

Согласно п. 10 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 24.02.2005 № 3, требования истца могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 ГК РФ).

Наличие таких обстоятельств судом не установлено.

 

2.Исполнение обязанности по предоставлению информации, возложенной законом, иным правовым актом, органом публичной власти не является распространением порочащих сведений в смысле ст.152 ГК РФ (дело № А60-12329/2004)

 

Открытое акционерное общество обратилось в суд с иском к изыскательской организации о защите деловой репутации, просило признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца сведения о качестве проводимых им изыскательских работ и технической документации по изысканиям на объектах строительства, содержащиеся в экспертных заключениях, переданных главе администрации муниципального образования.

Решением суда от 02.07.2004г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 23.01.2006г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24 апреля 2006 г. № Ф09-2962/06 в удовлетворении исковых требований отказано в связи со следующим.

Экспертизы по техническим заключениям истца проводились ответчиком не по своей инициативе, а во исполнение обязанностей в качестве базовой территориальной изыскательской организации в соответствии с приказами Министерства строительства и архитектуры Свердловской области.

Этими приказами в целях защиты прав и интересов потребителей изыскательской продукции на организации всех форм собственности возлагалась обязанность сдавать технические отчеты (заключения) по результатам инженерных изысканий ответчику для проведения экспертизы и систематизации материалов изысканий. То есть, направив органам местного самоуправления информацию и свои экспертные заключения по отчетам истца, ответчик лишь выполнил возложенную на него органом государственной власти обязанность, поэтому его действия нельзя квалифицировать как распространение сведений для целей применения ст.152 ГК РФ.

 

 Порочащий характер сведений

 

 

3.В случае, если основанием для предъявления иска о защите деловой репутации послужили утверждения о наличии или отсутствии оспариваемых прав, такие утверждения не признаются сведениями о фактах в смысле ст.152 ГК РФ (дело № А60-15528/03)

 

Общество с ограниченной ответственностью  "С" обратилось в  суд  к обществу с ограниченной ответственностью  "Д",  обществу с ограниченной ответственностью  "Б" с иском о защите деловой репутации и опровержении сведений об отсутствии у истца прав на видеоматериалы, использованные для создания документального фильма, содержащиеся в письмах ответчиков, путем направления опровержения в адрес лиц, которым были направлены соответствующие письма.

Решением от 05.11.2003 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 29.07.2004 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.11.2004 г.  № Ф09-3846/04, в иске отказано.

В адрес ряда теле- и радиокомпаний были направлены письма, подписанные директорами обществ «Д» и «Б», содержавшие утверждения о том, что исключительные права на показ и тиражирование видеоматериалов экспедиции, использованных при создании  документального фильма, принадлежат официальному организатору экспедиции – обществу «Д». В письмах содержались требование прекратить показ документального фильма, нарушающий авторские и смежные права общества «Д», и сообщить о лице, являющемся заказчиком трансляции, для восстановления нарушенных прав. Из ответов телекомпаний следовало, что трансляция осуществлялась по заказу истца.

Основываясь на положениях ст.152 ГК РФ, п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.08.1992 №  11 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" (в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.04.1995 № 6)[3] суды пришли к следующим выводам.

Письма содержали утверждения о правах общества «Д» на документальный фильм и исходные видеоматериалы, а также о том, что на эти права фактически претендовало и иное (не названное в письме) лицо, заказавшее трансляцию фильма.

Из содержания писем, из материалов дела, доводов и возражений сторон следовало, что в основе требования о защите деловой репутации лежал спор о принадлежности авторских и смежных прав, который к моменту направления писем  и к моменту рассмотрения иска о защите деловой репутации не разрешен ни в добровольном, ни в судебном порядке.

Утверждения об оспариваемых правах не могут считаться сведениями (утверждениями о фактах), о которых идет речь в ст. 152 ГК РФ. Достоверность утверждений о принадлежности авторских и смежных прав не может быть установлена без разрешения существующего спора о том, какому лицу эти права принадлежат. Рассмотрение спора о праве выходит за рамки предмета заявленного иска о защите деловой репутации.

 

               

4.Сведения, содержащиеся в актах органов публичной власти, принятых в рамках их компетенции, не могут быть признаны порочащими и не соответствующими действительности в смысле ст.152 ГК РФ.

Требование о взыскании убытков, причиненных умалением деловой репутации вследствие принятия органом власти соответствующего акта, удовлетворению не подлежит (дело № А60-42314/05)

 

Закрытое акционерное общество обратилось в суд с иском к налоговому органу о взыскании за счет казны Российской Федерации  убытков, причиненных незаконным действием органа государственной власти, в том числе причиненных умалением деловой репутации.

Решением  суда  от 17.03.2006 г., оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции от 05.06.2006 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В обоснование своих требований истец ссылался на то, что налоговым органом в отношении него было вынесено решение о приостановлении операций по счетам налогоплательщика (плательщика сборов) или налогового агента в банке, которое впоследствии было признано недействительным арбитражным судом.

Отказывая в удовлетворении требования о возмещении убытков, причиненных умалением деловой репутации, суд исходил из следующего.

Налоговый орган при вынесении решения о приостановлении операций по счетам налогоплательщика (плательщика сборов) или налогового агента в банке руководствовался п. 2 ст. 76 Налогового кодекса РФ (далее – НК РФ), согласно которому решение о приостановлении операций налогоплательщика-организации по счетам в банке может быть принято руководителем (его заместителем) налогового органа.

Таким образом, данное решение  было вынесено в рамках компетенции контролирующего органа, определенной законом, в целях обеспечения обязанности истца по уплате налогов и сборов и не может само по себе порочить деловую репутацию истца.

 

5. При определении сведений, порочащих деловую репутацию, необходимо исходить из фиксирующих сведения фраз (и предложений) в контексте статьи, а не из взятых отдельно фрагментов.

В случае, если анализ самого текста статьи не позволяет однозначно идентифицировать личность потерпевшего, суд вправе принять во внимание иные обстоятельства, свидетельствующие о том, что сведения распространены именно в отношении данного конкретного лица и касаются связанных именно с ним событий (дело  № А60-3137/2005, № А60-28435/2005)

 

Индивидуальный предприниматель Д. обратился в  суд с требованием о защите деловой репутации в связи с опубликованием в газете статьи под вымышленным именем, содержащей  не соответствующие действительности сведения, касающиеся деятельности горнолыжного центра.

Решением от 02.10.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 02.02.2006 г., исковые требования удовлетворены частично (отказано в иске к вымышленному автору). Суд обязал редакцию газеты в течение 10 дней со дня вступления решения по настоящему делу в законную силу опубликовать в той же газете набранное тем же шрифтом и помещенное на том же месте полосы, что и опровергаемое сообщение, опровержение. Суды исходили из следующего.

В газете была опубликована статья, содержащая информацию негативного характера о деятельности истца.

В качестве одного из возражений один из ответчиков ссылался на то, что в тексте данной статьи упоминается некая госпожа Д., без указания инициалов (или полного имени и отчества), поэтому истцом не доказано распространение сведений именно о Д., а также указывал, что часть оспариваемых истцом сведений сформулирована им произвольно, вне буквального текста статьи.

Данные доводы судом отклонены, поскольку: во-первых, именно Д. является участником общества с ограниченной ответственностью, функционирующего в качестве горнолыжного центра, события вокруг которого освещались в статье, а во-вторых, из объяснений одного из ответчиков  следует, что речь в статье идет непосредственно о Д., получившей 78% уставного капитала данного общества.

По данному делу была проведена лингвистическая экспертиза.

С учетом того, что согласно заключению экспертизы в результате прочтения соответствующих абзацев статьи у читателя складывается негативное впечатление о личности героини статьи, для идентификации личности которой анализа одного лишь текста статьи недостаточно, судом были исследованы указанные фактические обстоятельства, позволяющие идентифицировать личность героини статьи, которой являлся именно Д.

Таким образом, суд признал содержание статьи отвечающим  признакам распространения сведений, не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию истца.

По делу № А60-28435/2005 (судебные акты оставлены без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.06.2006 г. № Ф09-4064/06) все судебные инстанции отказали в удовлетворении требования о защите деловой репутации, поскольку сведения, указанные в заголовке распространенной агентством новости, отсутствуют в самом тексте новости, доступном всем подписчикам агентства и содержащем информацию, соответствующую действительности. Судами также принято во внимание то обстоятельство, что при обнаружении сотрудниками информационно-аналитического агентства ошибки в заголовке размещенного на сайте материала были предприняты меры к ее устранению путем размещения на этом же сайте информации с пометкой «уточнение», содержащей указанную новость с уже исправленным заголовком. Суд кассационной инстанции указал, что неверные сведения, указанные в заголовке новости, при наличии верных сведений в самом тексте новости, хотя и являются недостоверными, но не могут быть оценены как порочащие деловую репутацию истца.

 

6. Суд вправе самостоятельно дать оценку содержанию распространенных сведений, не привлекая эксперта, исходя из того, какое влияние на деловую репутацию лица могут оказать оспариваемые сведения в представлении неопределенного круга лиц, не обладающих специальными знаниями в области изучения текстов (дело № А60-6306/03)

 

Открытое акционерное общество обратилось в суд  с иском к редакции газеты о защите деловой репутации, нарушенной в связи с опубликованием статьи, содержащей утверждения о совершении истцом противоправных действий, о применении в отношениях с другим субъектом силовых, в том числе, криминальных методов работы.

Решением суда от 23.07.03 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 18.09.03 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от  19.11. 2003 г. № Ф09-3319/03, исковые требования общества удовлетворены.

Все судебные инстанции исходили из того, что фрагменты статьи, рассматриваемые в соответствующем контексте, содержат сведения о противоправном стиле работы истца и подрывают его  деловую репутацию, понимаемую как убежденность неопределенного круга лиц в надежности, порядочности, компетентности истца во взаимоотношениях с партнерами по предпринимательской деятельности.

В качестве одного из возражений в заседании суда кассационной инстанции ответчик ссылался на то, что содержание публикации неправомерно проанализировано самим судом без привлечения специалистов в области изучения текстов.

Данный довод судом кассационной инстанции отклонен. Судом было указано, что оценка  тексту публикации обоснованно дана судом, исходя из того, какое влияние на деловую репутацию истца могут оказать оспариваемые сведения в представлении неопределенного круга лиц, не обладающих специальными знаниями.

 

7. При наличии сомнений в смысловом содержании текста суд вправе назначить лингвистическую экспертизуело № А60-7717/05)

 

Общество с ограниченной ответственностью  обратилось в суд с иском к информационному агентству о защите деловой репутации в связи с размещением на одной из страниц сайта ответчика сведений, порочащих деловую репутацию истца, ссылаясь на то, что статья представляет его в качестве недобросовестного субъекта предпринимательской деятельности и способна убедить неопределенный круг лиц в том, что истец реализует несертифицированные («серые») телефоны.

В ходе рассмотрения дела в связи с возникшими разногласиями между сторонами по поводу смыслового содержания текста спорной статьи истцом в порядке ст. 82 Арбитражного процессуального кодекса (далее - АПК РФ) было заявлено ходатайство о проведении лингвистической экспертизы текста. Данное ходатайство судом было удовлетворено.

На разрешение эксперта был поставлен следующий вопрос: "Можно ли из текста статьи, размещенной на одной из страниц сайта информационного агентства, с учетом композиционной структуры текста, жанровых и стилистических особенностей текста сделать вывод о том, что истец является продавцом "серых" несертифицированных телефонов?".

На основе проведенного анализа жанровых, стилистических, композиционных, смысловых особенностей текста эксперт пришел к однозначному выводу: в тексте статьи утверждается, что общество  является продавцом "серых" (несертифицированных) телефонов.

Таким образом, спорная статья представляла истца в качестве недобросовестного субъекта предпринимательской деятельности и была способна убедить в этом неопределенный круг лиц. Учитывая, что статья порочила деловую репутацию истца, а доказательств соответствия действительности данных сведений ответчиком представлено не было, суд признал исковые требования о защите деловой репутации подлежащими удовлетворению.

 

 Несоответствие распространенных сведений действительности

 

8. В случае, если ответчиком доказано, что распространенные сведения порочащего характера соответствуют действительности, требование о защите деловой репутации удовлетворению не подлежит (дело № А60-12837/2005, А60-17705/2004, А60-638/02)

 

Общество с ограниченной ответственностью  обратилось в суд с иском к некоммерческой организации и  газете о защите деловой репутации.

Решением от 28.11.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 08.02.2006 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25.04.2006 г. № Ф09-2964/06,  в удовлетворении иска отказано. Суды исходили из следующих обстоятельств.

В  газете была опубликована статья под названием «А для детей воды нет». Автором статьи выступил председатель некоммерческой организации.

В данной статье было, в частности, указано: «Этикетка воды (производимой истцом) самим своим названием, к сожалению, продолжает вводить молодых родителей в заблуждение. Изображенный на ней ребенок тоже вызывает симпатию, но – увы! – здесь как раз тот случай, когда следует сказать: «Не верь глазам своим!» Между прочим, закон о рекламе запрещает использовать образы несовершеннолетних, если товар не предназначен для них. Именно поэтому Управление Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области вынесло предписание изготовителю этой воды об устранении нарушений законодательства. Видно, что не все изготовители воды готовы поступиться прибылью и стать действительно честными по отношению к покупателю».

Как следует из смысла ст. 152 ГК РФ, обязанность доказать соответствие действительности сведений возложена на лицо, распространившее эти сведения. Истец должен доказать факт распространения названных сведений и их порочащий характер.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Ответчиком были представлены суду доказательства, подтверждающие соответствие изложенных в публикации сведений действительности, а именно представлены документы, свидетельствующие, что питьевая вода, производимая истцом, не соответствует требованиям, предъявляемым к воде для приготовления детского питания, поэтому не может использоваться для детей.

В частности, протокол лабораторных испытаний  содержит сведения о том, что питьевая вода не соответствует требованиям СанПиН 2.1.4.1116-02 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды, расфасованной в емкости. Контроль качества» по ряду показателей. В решении антимонопольного органа указано, что расфасованная вода для приготовления детского питания должна соответствовать показателям воды высшей категории, в то время как у истца отсутствуют документы, подтверждающие категорию рекламируемой воды. Кроме того, в решении антимонопольный орган указал, что, поскольку возможность использования питьевой воды, производимой истцом, для приготовления смесей детского питания не подтверждена документально, данный товар не относится к товарам для несовершеннолетних, следовательно, использование образа несовершеннолетнего в рекламе неправомерно. Таким образом, установлено соответствие действительности сведений о том, что в отношении изготовителя воды антимонопольным органом принято решение о нарушении законодательства в связи с использованием образа несовершеннолетних на товарах, не предназначенных для них.

Установив, что изложенные в статье сведения соответствуют действительности, то есть отсутствует одно из условий, предусмотренных ст. 152 ГК РФ, суды пришли к правомерному выводу о том, что заявленные обществом требования о защите деловой репутации удовлетворению не подлежат.

Аналогичная позиция высказана в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от  09.07.2002 г.  № Ф09-1506/02: судебные акты об отказе в иске о защите деловой репутации оставлены без изменения, поскольку ответчиком представлены доказательства, подтверждающие, что опубликованные в статье газеты сведения о непостановке на налоговый учет  достоверны.

Данная позиция также нашла отражение в постановлении апелляционной инстанции по делу № А60-17705/2004 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 07.04.2005 г.  N Ф09-716/05).

 

9. Не могут быть опровергнуты в порядке ст.152 ГК РФ как не соответствующие действительности мнения, оценочные суждения, убеждения, достоверность которых установить невозможно (дело № А60-23114/03)[4]

 

Редакция газеты «О» обратилась в  суд  с иском к редакции другой газеты, журналисту о защите деловой репутации в связи с опубликованием сведений о резком падении тиража газеты «О"  и возложении на ответчика обязанности опубликовать опровержение данных  сведений.

Решением от 13.07.2004 г. требования в этой части удовлетворены, исходя из того, что изложенные в публикации сведения не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию истца. Негативный характер сведений состоит в том, что они создают у читателей мнение о плохой работе всего коллектива газеты, снижении уровня и качества публикаций, об уменьшении спроса на издание, поскольку объем тиража является одним из показателей популярности, востребованности и общественной значимости газеты, на основе которого ведется рейтинг печатных изданий.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.09.2004 г. № Ф09-337/04 решение отменено, в иске отказано. Суд кассационной инстанции исходил из следующего.

Из содержания публикации следует, что в статье речь идет о подписном тираже. Информация, изложенная в статье, основана на мнении отдельного лица, которое ссылается на данные Управления федеральной почтовой связи (УФПС) Свердловской области.

В одном из номеров газеты, выпускаемой истцом, были опубликованы сводные данные УФПС Свердловской области о числе подписчиков, выписавших печатные издания на второе полугодие  года, где указано количество подписавшихся на газету истца на первое и второе полугодие. Эти данные свидетельствуют  о снижении подписки.

В газете ответчика также со ссылкой на данные УФПС, которые приводит гражданин П.(лицо, высказывания которого содержатся в статье), говорится о снижении тиража истца.

Газета ответчика вышла через три дня после соответствующего номера истца, в котором приводились данные о снижении количества подписчиков.

 Таким образом, ответчики привели лишь сведения, опубликованные самим истцом.

Мнение автора статьи о катастрофическом падении тиража газеты истца является лишь оценкой обстоятельств, ставших известными автору, и не является распространением сведений.

В связи с этим вывод суда о том, что ответчиками распространены сведения, не соответствующие действительности, а также  вывод  о распространении порочащих деловую репутацию сведений признаны неправомерными, поскольку для признания этих сведений таковыми они должны носить явно негативный характер. Сами по себе сведения о падении подписного тиража не могут быть признаны порочащими деловую репутацию истца.

Аналогичная позиция выражена в решении по делу  А60-21411/06:в иске о защите деловой репутации отказано, поскольку распространенная информация представляет собой оценочное суждение (мнение) о деятельности предприятия и порядке расчетов по обязательствам перед кредитором. Данная информация утверждением о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, не является.

 

 Способы защиты

 

10. В случае, если наряду с требованием об опровержении сведений, порочащих деловую репутацию, заявлено требование о взыскании убытков, такое требование подлежит удовлетворению при наличии общих условий наступления гражданско-правовой ответственности  (дело N А60-15310/05)

 

Закрытое акционерное общество обратилось в суд к обществу с ограниченной ответственностью со следующими исковыми требованиями: об обязании опровергнуть не соответствующие действительности сведения, порочащие деловую репутацию истца; отозвать из управления внутренних дел письмо, известить фонд "Б"  о несоответствии действительности распространенных сведений и взыскании с ответчика  упущенной выгоды. В качестве основания исковых требований истец ссылался на то, что распространение содержащихся в письме сведений привело к расторжению договора предоставления займа между истцом и фондом «Б» и причинению  убытков (упущенной выгоды).

Решением суда от 21.09.2005 г., оставленным без изменения  постановлением суда апелляционной инстанции от 05.12.2005 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от  10.03.2006 г. № Ф09-1326/06,  исковые требования удовлетворены частично. Сведения, содержащиеся в письме, направленном в адрес начальника  управления внутренних дел, признаны не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца. На ответчика возложена обязанность в течение 10 дней со дня вступления решения по  делу в законную силу отозвать из управления внутренних дел письмо ввиду несоответствия действительности содержащихся в нем сведений в отношении истца, а также известить фонд "Б" о том, что сведения о выселении истца за долги из арендуемого им помещения не соответствуют действительности. В удовлетворении остальной части иска отказано в связи со следующим.

Исходя из п.2 ст.15 ГК РФ основанием для возложения гражданско-правовой ответственности в форме возмещения упущенной выгоды за распространение не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений является совокупность следующих обстоятельств: наличие убытков, противоправность действий, причинно-следственная связь между допущенным распространением не соответствующих действительности сведений и возникшими у истца убытками. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств правовых оснований для взыскания упущенной выгоды не имеется.

Судами установлено, что фонд "Б" письмом уведомил истца о расторжении договора предоставления займа под залог офисной, бытовой и вычислительной техники в связи с утратой (обременением) предмета залога. Ссылки на иные основания для расторжения договора данное уведомление не содержит. При таких обстоятельствах суд  пришел к  выводу об отсутствии причинно-следственной связи между распространением ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, и причиненными истцу убытками в виде неполученных доходов в результате расторжения договора с фондом "Б".

 

11. В случае, если вред деловой репутации причинен в результате незаконного использования товарного знака, защита деловой репутации может осуществляться посредством публикации судебного решения по делу о прекращении нарушений исключительных прав на товарный знак

(дело № А60- 23874/2003)

 

Открытое акционерное общество «Н» обратилось в суд  к открытому акционерному обществу «К» с иском об обязании ответчика  прекратить производство, продажу, предложение к продаже и хранение с этой целью товара, маркированного обозначением, сходным с товарными знаками истца; обязать ответчика удалить с упаковки стирального порошка обозначение, сходное до степени смешения с товарными знаками   истца и уничтожить запас таких упаковок; обязании ответчика опубликовать судебное решение по настоящему  делу. Истец просил также взыскать с ответчика  упущенную выгоду.

Решением суда от 14.01.2004 г.  в иске отказано ввиду того, что истцом не представлены  доказательства использования ответчиком  обозначений, сходных до степени смешения с товарными знаками, принадлежащими истцу; не доказан факт введения обществом «К» потребителя в заблуждение относительно товара, его изготовителя и качественных показателей, а также то обстоятельство, что действиями ответчика подорвана репутация истца.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.11.2004 г., оставленным без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10.03.2005 г. № Ф09-223/04,  решение изменено, исковые требования удовлетворены частично (упущенная выгода   взыскана в меньшем размере).

Установив, что общество «К» без соответствующего разрешения истца осуществляются производство, продажа, предложение к продаже и хранение с этой целью стирального порошка в упаковках, на лицевой стороне которых помещено обозначение, сходное до степени смешения с зарегистрированными для той же группы товаров товарными знаками истца, суд признал данные действия нарушением исключительных прав правообладателя и обязал прекратить их. 

Требование обязать ответчика опубликовать судебное решение по настоящему делу в целях восстановления деловой репутации общества «Н» судом удовлетворено, поскольку истцом  представлены доказательства того, что продажа ответчиком стирального порошка с обозначением, сходным с товарным знаком истца, создавала у потребителей впечатление о снижении качества  производимого истцом стирального порошка (судом приняты во внимание  письма граждан). Данное обстоятельство свидетельствует о нанесении ущерба деловой репутации истца, которая в соответствии с п.2 ст.46 Закона Российской Федерации  «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»[5] может быть восстановлена путем публикации судебного решения. Поскольку продажа осуществлялась практически на всей  территории  Российской Федерации, суд обязал  опубликовать судебный акт для восстановления деловой репутации истца в газете «Экономика и жизнь», распространяемой на всей территории Российской Федерации.

 

II. Процессуальные аспекты

 

12. В случае, если распространенные сведения связаны с исполнением государственными (муниципальными) органами или учреждениями публично-правовых функций, которые не относятся к предпринимательской деятельности, спор о защите деловой репутации не подлежит рассмотрению в арбитражном суде на основании п.1 ч. 1 ст. 150 Арбитражного процессуального кодекса РФ (дело № А60-24569/2004)

 

Федеральное государственное учреждение "Центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора" обратилось в арбитражный суд  с иском к редакции  газеты о признании  опубликованной  статьи "Предприниматели жалуются на СЭС" порочащей деловую репутацию истца и обязании ответчика принести публичные извинения в данной газете, а также опубликовать опровержение  статьи и  взыскать компенсацию морального вреда. В обоснование требований истец ссылался на то, что изложенные в  газетной публикации сведения о неудовлетворительной работе санитарно-эпидемиологической службы не соответствуют действительности, в связи с чем порочат его деловую репутацию.

Решением от 26.11.2004 в удовлетворении исковых требований отказано в связи с отсутствием в опубликованной статье сведений, порочащих деловую репутацию истца. Кроме того, суд указал на то, что положения ст. 151 ГК РФ не предполагают возможность компенсации морального вреда юридическому лицу, поскольку такая компенсация связана с личностью гражданина (нравственные и физические страдания).

Постановлением суда апелляционной инстанции от 15.03.2005 г. решение отменено, производство по делу прекращено в связи со следующим.

Согласно ст. 46 Федерального закона "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения", на санитарно-эпидемиологическую службу Российской Федерации государством возложены функции по государственному эпидемиологическому надзору в Российской Федерации. Полномочия должностных лиц службы определены в ст. 50 - 51 Федерального закона Российской Федерации "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения".

В силу п. 5 ч. 1 ст. 33 АПК РФ арбитражные суды рассматривают дела о защите деловой репутации только в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Как следует из текста спорной статьи, ее содержание относится к исполнению органами санитарно-эпидемиологического надзора функций, возложенных на них государством, и не относится к предпринимательской деятельности.

В связи с этим сведения, опубликованные ответчиком в статье "Предприниматели жалуются на СЭС", не затрагивают репутацию истца в сфере предпринимательской деятельности, и вопрос о защите деловой репутации истца возник из отношений, не связанных с его экономической деятельностью, поэтому настоящий спор не подлежит рассмотрению по существу в арбитражном суде.

 

13. Сведения порочащего характера, распространенные в отношении лиц, выполняющих функции органов юридического лица, признаются сведениями, порочащими само юридическое лицо.

В этом случае истцом по иску о защите деловой репутации вправе выступать само юридическое лицо и дело подведомственно арбитражному суду (дело № А60-40651/2005, А60-35077/2005)

 

Общество с ограниченной ответственностью обратилось в суд с иском к телекомпании, ведущей телепрограммы о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца сведений о возбуждении уголовного дела в отношении директора общества, распространенных в эфире телекомпании и обязании ответчиков в течение 10 дней с момента вступления решения в законную силу распространить опровержение  сведений путем трансляции на том же телеканале в той же программе, в том же объеме сообщения, изложенного истцом в исковом заявлении.

Решением суда от 19.01.2006 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 30.03.2006 г. и постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 06.06.2006 г.  № Ф09-4193/06 сведения о возбуждении уголовного дела признаны не соответствующими действительности, порочащими деловую репутацию истца, на ответчика (телекомпанию) возложена обязанность в течение одного месяца со дня вступления решения по делу в законную силу опровергнуть данные сведения.

Судами установлен факт распространения посредством передачи в эфир сведений о возбуждении уголовного дела в отношении генерального директора общества гражданина С. В действительности, уголовное дело было возбуждено в отношении неустановленных лиц.

 Из содержания сообщения вытекает, что  информация касается С. как руководителя общества.

Исходя из данных обстоятельств, суд пришел к выводу  о возможности для организации, в отношении директора (исполнительного органа) которой распространены недостоверные сведения, требовать опровержения этих сведений, так как порочат они не только деловую репутацию директора как профессионального управленца, но и репутацию самой организации, которая занята определенным видом производственной деятельности, и сведения о том, что при осуществлении именного этого вида деятельности исполнительным органом организации совершено такое общественно-опасное деяние как преступление, не может не отразиться на деловой репутации юридического лица.

По делу № А60-40651/2005 (судебные акты оставлены без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 01.06.2006 г.  № Ф09-4264/06)  ссылка телекомпании на неподведомственность арбитражному суду  дела о защите деловой репутации в связи с тем, что в тексте высказывания речь идет о противоправной деятельности руководства общества, то есть рассматриваемый спор является спором между физическими лицами, признана несостоятельной в связи со следующим.

Пунктом 5 ч. 1 ст. 33 АПК РФ установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом, согласно ч. 2 названной статьи, указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Информация, порочащая руководство организации, порочит деловую репутацию самого юридического лица, поскольку сведения о противоправных действиях исполнительного органа юридического лица подрывают убежденность неопределенного круга лиц в надежности и порядочности данного юридического лица в отношениях с партнерами по предпринимательской деятельности.

 

14. В случае, если сведения распространены посредством размещения информации на сайте, надлежащим ответчиком помимо лица, разместившего соответствующую информацию, и автора является администратор домена  ело № А60-7717/05)

 

Общество с ограниченной ответственностью  обратилось в суд с иском к информационному агентству о защите деловой репутации в связи с размещением на одной из страниц сайта ответчика сведений, порочащих деловую репутацию истца. В обоснование своих требований общество  ссылалось на то, что статья представляет его в качестве недобросовестного субъекта предпринимательской деятельности и способна убедить неопределенный круг лиц в том, что истец реализует несертифицированные (серые) телефоны.

С согласия истца суд апелляционной инстанции, рассматривая дело по правилам суда первой инстанции, привлек в качестве второго ответчика гр. Щ.(администратора домена) и, установив основания, предусмотренные ст.152 ГК РФ, удовлетворил требование о защите деловой репутации, в том числе и в отношении  Щ., исходя из следующего.

Щ. является администратором (владельцем) домена второго уровня  и в соответствии с регламентом и тарифами на услуги по регистрации доменов второго уровня самостоятельно определяет принципы администрирования делегированной ему зоны, величину и порядок оплаты работ по регистрации доменов в администрируемой им зоне (в домене второго уровня).

Установив данные обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что ответственность за содержание информации на сайте администратора домена второго уровня должен нести, в том числе, ответчик Щ.

Фактическое использование ресурсов сайта, на котором распространяются сведения, порочащие деловую репутацию, невозможно без участия в той или иной форме администратора домена, владеющего паролем для размещения информации по соответствующему доменному имени в Интернет-сайте.

Таким образом, владелец Интернет-сайта также должен нести ответственность за сообщения, в которых могут содержаться порочащие деловую репутацию сведения, поскольку именно он является лицом, создавшим соответствующие технические условия для посетителей своего Интернет-ресурса.

 

15. В случае, если сведения, об опровержении которых заявлен иск, распространены в разных статьях одного и того же печатного издания, опубликованных в различный период, однако все публикации посвящены одной и той же тематике, требования об опровержении таких сведений могут быть соединены в одном исковом заявлении (дело № А60-16828/03)

 

Закрытое акционерное общество обратилось в суд с иском к администрации муниципального образования о защите деловой репутации и просило обязать ответчика опровергнуть распространенные сведения, порочащие его деловую репутацию, посредством опубликования в двух номерах газеты текста опровержения, с расположением его на тех же полосах, что и статьи с порочащими сведениями, и набранного тем же шрифтом, а также просило взыскать судебные расходы.

Определением от 14.07.03 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 26.08.03 г., исковое заявление возвращено заявителю на основании п. 2 ч. 1 ст. 129 АПК РФ в связи с соединением в одном исковом заявлении нескольких требований, не связанных между собой, поскольку требования о защите деловой репутации основаны на публикациях в различных статьях газеты, которые были опубликованы в различный период времени, и не связаны между собой.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в постановлении от 30.09.2003 г.  N Ф09-2782/03 отменил данные судебные акты, направил дело на новое рассмотрение, указав следующее.

Предметом искового заявления общества является опровержение порочащих его деловую репутацию сведений, распространенных в статьях, содержащихся в нескольких номерах одной и той же газеты.

Данные публикации посвящены одной теме - хозяйственным взаимоотношениям общества  с унитарным предприятием, и во всех публикациях содержатся сведения об истце, которые он считает не соответствующими действительности.

Таким образом, требования истца о защите деловой репутации связаны между собой по источнику публикации (одна газета, один автор) и объекту публикации - деятельность общества, поэтому могут быть соединены в одном исковом заявлении.

 

16. Требование о компенсации морального вреда подлежит оплате государственной пошлиной как требование неимущественного характера[6] (дело № А60-7947/2005)

 

  Гражданин Г. обратился в суд с иском к гражданину А. о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда.

Определением суда от 15.04.2005 г., оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции от 01.06.2005 г., исковое заявление возвращено.

Суды  исходили из того, что истцом не устранены обстоятельства, послужившие основанием для оставления искового заявления без движения, не представлены доказательства уплаты государственной пошлины в установленном размере. При определении размера государственной пошлины, подлежащей уплате при предъявлении иска, суд исходил из того, что исковое требование о компенсации морального вреда является требованием имущественного характера.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.08.2005 г.  N Ф09-2561/05 судебные акты отменены исходя из следующего.

Моральный вред, хотя он и определяется в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным и государственная пошлина взимается по правилам пп. 4 п. 1 ст. 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, а не в процентном отношении к сумме, которую истец просит взыскать в качестве компенсации морального вреда.

Согласно пп. 4 п. 1 ст. 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации, при подаче исковых заявлений неимущественного характера уплачивается государственная пошлина в размере 2000 рублей.

При предъявлении соответствующего иска подлежит уплате государственная пошлина исходя из того, что заявлены требования неимущественного характера, поэтому вывод о недоплате государственной пошлины неправомерен.

 



[1] Подготовлено Скуратовским М.Л., Шулеповой Т.И., Гонгало Ю.Б.

  Утверждено Президиумом Арбитражного суда Свердловской области 20.04.2007.

[2] Пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от  24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа по делам  № Ф09-12038/06, Ф09-4064/06, Ф09-3846/04, Ф09-2479/04, N Ф09-2302/04, судебные акты Арбитражного суда Свердловской области по делам № А60-40651/2005, А60-5556/2005, А60-21411/06.

[3] В настоящее время данное постановление утратило силу в связи с изданием постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 № 3 (в последнем содержится аналогичное понятие сведений порочащего характера).

 

[4] Данной позиции придерживается и Верховный Суд РФ (постановление Пленума Верховного Суда РФ от  24.02.2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»,п.9).

[5] Аналогичная норма содержится в п.5 ч.1 ст.1252 ГК РФ (часть IV вступает в силу с 01 января .2008 г.).

[6] Аналогичной позиции придерживается Верховный Суд РФ (постановление Пленума Верховного Суда РФ от  24.02.2005 г. N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», п.15).