Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением гражданско-правовой ответственности в виде убытков из причинения вреда[1]

 

Общими основаниями деликтной гражданско-правовой ответственности в виде убытков исходя из положений ст. 15, 1064, 1083 ГК РФ являются:

 1) противоправность действий причинителя вреда;

 2) наличие понесенных убытков и подтверждение их размера;

 3) наличие причинной связи между незаконными действиями и возникшим ущербом;

 4) наличие вины причинителя вреда[2].

Наибольшие проблемы, связанные с рассмотрением споров о взыскании убытков, относятся к сфере доказывания указанных оснований возникновения гражданско-правовой ответственности, в особенности в том, что касается размера убытков и установления причинной связи. Как правило, отказ в удовлетворении требований о взыскании убытков обусловлен недоказанностью фактических обстоятельств, на которые ссылается истец в обоснование своих требований (ст.65 АПК РФ). Особую сложность представляет собой доказывание оснований для взыскания убытков в виде упущенной выгоды: наличие неправомерных действий со стороны ответчика, неполучение истцом доходов, а также причинно-следственная связь между допущенным нарушением и неполучением доходов[3].

      Что касается вины в случаях, когда она является необходимым элементом состава правонарушения, обязанность по доказыванию наличия вины не может быть возложена на истца, заявившего требование об убытках, поскольку в силу норм п.2 ст.401, п.2 ст.1064 ГК РФ бремя доказывания отсутствия вины возложено на лицо, нарушившее обязательство (причинившее вред).

 

I. Реальный ущерб

 

1. Убытки, причиненные затоплением помещения вследствие ненадлежащего исполнения организацией водопроводно-канализационного хозяйства обязанностей по устранению неисправностей водопроводной сети, подлежат взысканию с организации водопроводно-канализационного хозяйства (дело № А60-36189/2004)

 

  Общество с ограниченной ответственностью "К" обратилось в  суд  с иском к унитарному предприятию "В", обществу с ограниченной ответственностью  "И",  открытому акционерному обществу "З" о взыскании убытков, причиненных имуществу истца затоплением складских помещений.

Решением суда в иске отказано со ссылкой на недоказанность оснований деликтной ответственности.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено, убытки взысканы с унитарного предприятия "В" в полном объеме. В отношении других ответчиков в удовлетворении иска отказано.

          Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от   27.09. 2005 № Ф09-3000/05 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения в связи со следующим.

 В унитарное предприятие "В" от общества "К" поступила заявка об обнаружении незначительного затопления холодной водой подвального помещения магазина общества "К.

Временно водопроводная сеть была отключена и  на ней работниками унитарного предприятия "В" были проведены ремонтные и диагностические работы.

Не обнаружив место утечки и не ликвидировав аварию на водопроводе, работники унитарного предприятия "В" без предупреждения общества "К" приняли решение о возобновлении работы сети холодного водоснабжения, после чего произошло  затопление подвала общества.

В результате затопления пришла в негодность подарочная упаковка товара (посуда импортного производства), находящегося в подвале магазина, принадлежащего истцу.   

Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу, что вышеперечисленные обстоятельства указывают на то, что затопление помещения подвала магазина, принадлежащего истцу, произошло именно в результате действий работников унитарного предприятия "В", возобновивших действие системы водоснабжения, не устранив аварию, в отсутствие достаточных оснований полагать, что данные действия не причинят ущерб истцу.

На основании договора купли-продажи истец приобрел у третьего лица необходимую упаковку для посуды, соответствующую упаковке, пришедшей в негодность в результате затопления.

Исходя из ст.15, 1064 ГК РФ суды апелляционной и кассационной инстанции пришли к выводу о наличии оснований деликтной ответственности унитарного предприятия «В».

Пунктом 1.1.5 "Правил технической эксплуатации систем и сооружений коммунального водоснабжения и канализации. МДК 3-02.2001", утвержденных Приказом Госстроя Российской Федерации от 30.12.1999 N 168, эксплуатация систем и сооружений водопроводно-канализационного хозяйства осуществляется организацией водопроводно-канализационного хозяйства (каковой является унитарное предприятие "В") в соответствии с Правилами пользования системами коммунального водоснабжения и канализации в Российской Федерации.

В соответствии с п. 87 Правил пользования системами коммунального водоснабжения и канализации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 12.02.1999 № 167, организация водопроводно-канализационного хозяйства обязана:

- обеспечивать надлежащую эксплуатацию и функционирование систем водоснабжения и канализации в соответствии с требованиями нормативно-технической документации и договором, заключенным между собственником этих систем и организацией водопроводно-канализационного хозяйства;

- принимать меры по сокращению утечек, потерь и нерационального использования питьевой воды;

- принимать необходимые меры по своевременной ликвидации аварий и повреждений на системах водоснабжения (канализации) в порядке и сроки, установленные нормативно-технической документацией, и возобновлению действия систем с соблюдением санитарных правил и норм.

Таким образом, поскольку противоправность действий ответчика – унитарного предприятия "В", его вина, размер ущерба, причинно-следственная связь между действиями работников унитарного предприятия "В" и наступившим вредом подтверждается материалами дела, суды признали обоснованным требование о возмещении убытков в размере стоимости приобретенной истцом упаковки для посуды.

          Аналогичное решение принято по делу № А60-23925/2005 (оставлено без изменения Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 07.12. 2005 г. № Ф09-3995/05): убытки, причиненные в результате затопления взысканы со специализированной организации в сфере выполнения работ и оказания услуг по эксплуатации жилищного фонда как лица, не исполнившего возложенные на него обязанности по содержанию и эксплуатации канализационного стояка.

 

          2. В случае, если убытки, связанные с затоплением помещения, причинены совместными действиями нескольких лиц при отсутствии возможности определить степень вины каждого из них суд вправе взыскать с них сумму убытков в равных долях.

          При наличии грубой неосторожности со стороны потерпевшего суд должен уменьшить размер возмещения на основании п.2 ст.1083 ГК РФ (дело № А60-23712/05)

 

Общество с ограниченной ответственностью "Т" обратилось в  суд  с иском к открытому акционерному обществу "Г", унитарному предприятию "Б" о взыскании суммы убытков, причиненных в результате затопления складского помещения магазина, где хранилось имущество истца.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично: в пользу истца с обоих ответчиков в равных долях взыскана сумма, составляющая половину от заявленной истцом. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от      04.05.2006 № Ф09-3375/06 судебные акты оставлены без изменения.

На теплотрассе подающего трубопровода, балансодержателем которого является общество "Г",  произошла авария, в результате чего складское помещение фирменного обувного магазина, расположенное в подвале здания, было затоплено горячей водой. Организацией, обслуживающей дом, является унитарное предприятие "Б".

Согласно акту технического обследования  помещения вода поступила в подвал через отверстие ввода теплотрассы, расположенное в подвальном помещении другого магазина, находящегося в этом же доме.

В результате аварии истцу был причинен материальный ущерб в виде повреждения товара, хранившегося на складе.

Унитарное предприятие «Б» в нарушение требований, установленных Правилами и нормами технической эксплуатации жилищного фонда, утвержденными Постановлением Госстроя России от 27.09.2003 N 170,  не обеспечило исправное состояние фундамента и стен подвала (герметизацию отверстий ввода в здание труб теплотрассы).

Общество "Г" не приняло своевременных мер по незамедлительному прекращению подачи воды, предусмотренных п. 15.5.4 Правил технической эксплуатации тепловых энергоустановок, утвержденных Приказом Министерства энергетики Российской Федерации от 24.03.2003, п. 6.153 Типовой инструкции по технической эксплуатации тепловых сетей систем коммунального теплоснабжения, утвержденной Приказом Государственного комитета Российской Федерации по строительству и жилищно-коммунальному комплексу от 13.12.2000 N 285.

Руководствуясь ст. 1080 ГК РФ, при отсутствии возможности определить степень вины каждого из ответчиков, суд взыскал сумму вреда с общества "Г и унитарного предприятия "Б" в равных долях. Наличие причинно-следственной связи между действиями ответчиков и убытками истца подтверждено материалами дела.

Таким образом, суды  пришли к  выводу о необходимости возмещения истцу убытков, причиненных затоплением склада обуви. При этом, установив, что грубая неосторожность самого потерпевшего (хранение обуви в помещении, не предназначенном для данных целей, непринятие мер по поддержанию помещения в надлежащем состоянии) содействовала возникновению вреда, суд в соответствии с п. 2 ст. 1083 ГК РФ, уменьшил размер возмещения ущерба на 50%.

 

3. Убытки, связанные с причинением ущерба в результате столкновения движущегося транспортного средства с транспортным средством, находящимся в неподвижном состоянии, подлежат возмещению на основании п.1 ст.1079 ГК РФ, поскольку транспортное средство в неподвижном состоянии не является источником повышенной опасности и нормы п.3 ст.1079 ГК РФ о возмещении вреда, причиненного в результате взаимодействия источников повышенной опасности в данной ситуации не применимы.

          С учетом обстоятельств дела суд вправе уменьшить размер возмещения, если имеются основания для применения ст.1083 ГК РФ (дело № А60-11707/04)

 

  Индивидуальный предприниматель  обратилась в суд с иском к  обществу с ограниченной ответственностью "И" о взыскании  убытков, причиненных в результате дорожно-транспортного происшествия.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично, с ответчика взыскана сумма основного долга.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено, с ответчика взыскана сумма в большем размере с учетом увеличения истцом исковых требований, принятых, но не рассмотренных судом первой инстанции, а также сумма расходов на проведение экспертиз.

Суды основывались на п.3 ст.1079, ст.1064 ГК РФ, считая, что  вред был причинен в результате взаимодействия источников повышенной опасности при наличии обоюдной вины участников дорожно-транспортного происшествия

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от  22.09.2005 № Ф09-3046/05 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

В результате дорожно-транспортного происшествия с участием двигавшегося по дороге грузового автомобиля, арендуемого ответчиком у Т., и стоящего на дороге грузового автомобиля, принадлежащего истцу, автомобилю истца был причинен ущерб. Нарушение Правил дорожного движения имело место со стороны обоих водителей.

Отменяя судебные акты по делу, суд кассационной инстанции указал следующее.

Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь абз. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ и применяя общие правила возмещения вреда, не дали надлежащей оценки тому обстоятельству, что находившийся в момент дорожно-транспортного происшествия в неподвижном состоянии автомобиль, принадлежащий истцу, не является источником повышенной опасности, и, следовательно, не применили подлежащие применению в данной ситуации нормы права, предусматривающие иной принцип ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, и иные правила распределения обязанностей по доказыванию.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. 2 и 3 ст. 1083 ГК РФ, согласно которым размер возмещения может быть уменьшен или отказано в возмещении вреда, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда.

 

4. Акционерное общество, осуществившее реализацию акций третьему лицу в ущерб  преимущественному праву акционера на приобретение дополнительных акций, обязано возместить акционеру убытки в виде разницы в цене приобретения того же количества акций по рыночной стоимости и стоимостью этих акций в случае осуществления преимущественного права покупки.

При определении размера убытков суд вправе с учетом фактических обстоятельств  дела уменьшить размер ответственности акционерного общества на основании  п. 1 ст. 404 ГК РФ, если акционер не принял разумных мер к уменьшению убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства обществом (дело № А60-12760/04)

 

 

У., являясь акционером открытого акционерного общества "С", обратилась в  суд с иском к обществу «С» о взыскании убытков, понесенных вследствие неисполнения ответчиком обязанности по передаче истцу акций общества «С» в порядке реализации преимущественного права акционера на приобретение дополнительно выпускаемых акций, указывая, что убытки составляют денежную сумму,  которую она потратила на приобретение 184 обыкновенных именных акций общества «С» по рыночной стоимости.

Решением суда  исковые требования удовлетворены частично: убытки взысканы в меньшем размере.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда  оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20.03.2006 г. N Ф09-1880/06 судебные акты в этой части оставлены без изменения (отменены в части отказа в удовлетворении требований о взыскании судебных расходов на представителя).

Советом директоров общества "С" принято решение об увеличении уставного капитала акционерного общества путем выпуска дополнительных обыкновенных именных акций и их размещения посредством открытой подписки. Во исполнение ст. 41 Федерального закона "Об акционерных обществах" эмитент направил всем акционерам, в том числе истцу, уведомление с информацией о выпуске дополнительных акций с предложением об их преимущественном приобретении, а также необходимые для заключения договора купли-продажи акций документы.

Акционер У. обратилась в общество "С" с заявлением о приобретении 184 дополнительных акций в порядке преимущественного права приобретения, представила подписанный договор купли-продажи акций, платежные поручения на оплату стоимости акций и услуг. Все необходимые документы акционерным обществом были получены.

Поскольку представленные истцом документы содержали информацию, не соответствующую данным реестра (в связи со сменой паспорта у истца не были внесены изменения паспортных данных в лицевой счет в реестре акционеров общества "С"), регистратор отказал во внесении записей в реестр акционеров о приобретении истцом дополнительных акций. Спорные акции были отчуждены обществом "С" в пользу третьего лица, после чего в адрес У. было направлено уведомление об отказе в удовлетворении заявления об осуществлении преимущественного права приобретения акций в связи с тем, что данные акционера, указанные в заявлении, не совпадают с данными, указанными в реестре акционеров ОАО «С». Денежные средства, перечисленные истцом в оплату акций, общество «С» возвратило истцу.

В соответствии с п. 2 ст. 41 Федерального закона "Об акционерных обществах" лицо, имеющее преимущественное право приобретения дополнительных акций, вправе полностью или частично осуществить свое преимущественное право путем подачи в общество письменного заявления о приобретении акций и документа об оплате приобретаемых акций. Заявление должно содержать имя (наименование) акционера, указание места его жительства (места нахождения) и количества приобретаемых им ценных бумаг.

По смыслу п. 3.3 Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг в случае обнаружения регистратором несоответствия паспортных данных, содержащихся в анкете зарегистрированного лица, с представленными указанным лицом сведениями регистратор, действуя разумно и добросовестно, до установления действительных данных паспорта зарегистрированного лица должен был открыть для спорных ценных бумаг счет "ценные бумаги неустановленного лица", поскольку иные данные об У., представленные последней регистратору, соответствовали действительности.

С целью реализации преимущественного права приобретения дополнительно выпускаемых акций и защиты прав акционеров абз. 2 п. 1 ст. 41 Федерального закона "Об акционерных обществах" установлено правило, согласно которому общество не вправе до окончания срока действия преимущественного права размещать дополнительные акции лицам, не включенным в список лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций.

Таким образом, до момента установления в реестре акционеров надлежащих паспортных данных истца ответчик был не вправе отчуждать спорные акции третьему лицу, поскольку такие действия общества "С" нарушают права акционеров, включенных в список лиц, имеющих преимущественное право приобретения дополнительных акций.

При определении размера убытков суд учел положения п.1 ст.404 ГК РФ и уменьшил размер ответственности должника, указав, что акции были приобретены истцом более чем через 3 года после отказа ответчика от исполнения договора по цене, которая существенно выше рыночной цены акций на момент, когда могло быть реализовано право преимущественного приобретения, в котором истцу было отказано.

Аналогичная позиция нашла отражение в постановлениях Федерального арбитражного суда Уральского округа от 07.06. 2005 г. № Ф09-1589/05, от 07.06.2005 г. № Ф09-1595/05: отменены судебные акты об отказе во взыскании убытков.


II. Вред, причиненный действиями (бездействием) органов власти и управления

 

5. Убытки, связанные с оплатой медицинских услуг по лечению работника, пострадавшего в результате несчастного случая на производстве, не подлежат взысканию с Фонда социального страхования в пользу страхователя (дело №А60-11068/2005)

 

Общество с ограниченной ответственностью «И» обратилось в  суд с иском к  Фонду социального страхования о взыскании убытков, возникших в связи с оплатой лечения работника, получившего травму в результате несчастного случая на производстве, на основании п. 2 ст. 969, 1064 ГК РФ.

Решением суда  в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от 16.11.2005 г. N Ф09-3757/05 судебные акты оставлены без изменения.

Между истцом  и  больницей заключен договор на оказание платных медицинских услуг, в соответствии с условиями которого работнику общества С., пострадавшему в результате несчастного случая на производстве, были оказаны медицинские услуги, которые истец  оплатил  в полном объеме.

Исходя из ст.1064 ГК РФ ответственность наступает при одновременном наличии следующих условий: причинения вреда, противоправности поведения причинителя вреда, причинной связи между противоправным поведением и наступлением вреда, вины причинителя вреда. Следовательно, заявляя требование о возмещении вреда на основании ст. 1064 ГК РФ, истец должен был доказать противоправное поведение ответчика, наличие у него обязанности по возмещению вреда, установленной законом.

Поскольку нормами Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" не предусмотрена обязанность страховщика производить выплаты по лечению застрахованного лица страхователю, который оплатил лечение названного лица, правомерен вывод суда об отсутствии оснований полагать, что ответчиком совершены противоправные действия, в результате которых истцу причинен ущерб.

Аналогичная позиция нашла отражение в судебных актах по делу №А60-11067/2005 (оставлены без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от 17.11. 2005 № Ф09-3755/05).

 

6. Сумма выплаченного пособия по безработице незаконно уволенному работнику не подлежит взысканию в качестве убытков с работодателя в пользу центра занятости, поскольку данные правоотношения не являются гражданскими (дело№ А60-33273/03)

 

  Государственное учреждение "Центр занятости населения" обратилось в суд  с иском к предпринимателю Н. о взыскании  убытков, причиненных Российской Федерации в результате действий, выразившихся в незаконном увольнении работника З.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от 26.05.2004 г. № Ф09-1527/04 решение оставлено без изменения по следующим основаниям.

В государственном учреждении "Центр занятости населения" состояла на учете в качестве безработной З., которой было начислено и выплачено пособие по безработице.

Определением суда общей юрисдикции утверждено мировое соглашение между З. и предпринимателем Н. (работодателем), по условиям которого З. должна быть восстановлена на работе. В связи с данным обстоятельством, по мнению истца, З. не имела права на получение пособия по безработице.

Основанием гражданско-правовой ответственности, предусмотренной ст. ст. 15, 1064 ГК РФ, является нарушение субъективных гражданских прав, как имущественных, так и неимущественных.

Между тем незаконными действиями организаций и индивидуальных предпринимателей по увольнению работников нарушается субъективное право гражданина на труд. Доказательств, свидетельствующих о нарушении субъективных гражданских прав истца в результате действий предпринимателя Н., не представлено (ст. 65 АПК РФ).

В соответствии со ст. ст. 28, 31 Закона РФ от 19.04.91 № 1032-1 "О занятости населения в РФ" пособие по безработице является предоставленной государством гарантией социальной поддержки безработных, которое выплачивается при наличии определенных законом условий. Выплата пособия по безработице гражданину, признанному безработным согласно ст. 3 Закона РФ от 19.04.91 N 1032-1 "О занятости населения в РФ", не ставится в зависимость от оснований увольнения работника и нарушения работодателем при увольнении законодательства о труде РФ.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу  об отсутствии убытков у истца, в связи с чем оснований для применения к ответчику меры гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков не имеется.

         

          7. Сумма, взысканная в качестве убытков, причиненных обесцениванием задержанной пенсии, в пользу гражданина с Управления социальной защиты населения, не подлежит взысканию в качестве убытков с Пенсионного фонда РФ в пользу Управления социальной защиты населения (дело № А60-27062/04)

 

  Управление социальной защиты населения обратилось в суд с иском к отделению Пенсионного фонда РФ о взыскании суммы убытков, понесенных в связи с выплатой гр. Т. на основании решения  суда общей юрисдикции убытков, причиненных обесцениванием задержанной пенсии.

 Решением суда  в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа   от 15.03. 2006 № Ф09-1703/06 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

  В период с мая 1998 г. по май 1999 г. выплата пенсии гр. Т. производилась истцом с задержкой. Решением суда общей юрисдикции с УСЗН в пользу Т. взыскана сумма убытков, причиненных обесцениванием задержанной пенсии.

Из содержания данного решения следует, что неисполнение отделением Пенсионного фонда возложенных на него обязанностей по сбору средств привело к задержке выплаты пенсии, в результате чего Т. понесла убытки, подлежащие взысканию с УСЗН, которое в указанный период осуществляло пенсионное обеспечение. Однако орган социальной защиты населения может возместить убытки, причиненные в связи с непоступлением денежных средств, за счет Пенсионного фонда в порядке регресса.

В силу ст. 1064 ГК РФ для применения общих оснований ответственности за причинение вреда истцу необходимо доказать наличие состава правонарушения: факт наступления вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между наступившим вредом и противоправностью действий причинителя вреда, вину причинителя вреда.

Решением суда общей юрисдикции установлен только факт несвоевременного поступления денежных средств на выплату пенсий, а не виновность Пенсионного фонда, следовательно, оснований для применения п. 3 ст. 69 АПК РФ не имеется.

Кроме того, представленными доказательствами подтверждается, что причиной неисполнения плательщиками страховых взносов в Пенсионный фонд явилось отсутствие денежных средств на выплату заработной платы в 1998 - 1999 г., что свидетельствует об отсутствии вины Пенсионного фонда в несвоевременном финансировании органов социальной защиты в рассматриваемый период.

Отказывая в удовлетворении иска, суд также указал на целевой характер средств, предоставляемых бюджетным законодательством на определенный период, что влечет невозможность взыскания заявленных убытков с Пенсионного фонда с учетом отсутствия внесения соответствующих изменений в бюджет Пенсионного фонда за 1998 - 1999 г.

Таким образом, вред по правилам ст.1064 ГК РФ не подлежит возмещению ввиду отсутствия вины в действиях Пенсионного фонда.

Аналогичная позиция нашла отражение в судебных актах по делу А60-27064/04.

 

8. Убытки в виде расходов на оплату труда адвокатов по оказанию ими юридической помощи в порядке статей 49, 51 Уголовно-процессуального кодекса РФ подлежат взысканию с  Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет средств федерального бюджета  (дело № А60-4931/2004)

 

 

Коллегия адвокатов обратилась в  суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации, Судебному департаменту при Верховном Суде Российской Федерации, Министерству финансов Свердловской области о взыскании убытков  в виде расходов на оплату труда адвокатов по оказанию ими в порядке статей 49, 51 УПК РФ юридической помощи подозреваемым и обвиняемым при рассмотрении уголовных дел по первой инстанции мировыми судьями, ссылаясь на отказ Управления судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации по Свердловской области погашать расходы коллегии по оплате труда.

 Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме за счет Министерства финансов Российской Федерации, в отношении других ответчиков в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от    17.01. 2005 г. № Ф09-4493/04 судебные акты оставлены без изменения.

Судебные инстанции, руководствуясь статьями 15, 16, 125, 1069 ГК РФ, исходили из того, что возникновение у истца убытков обусловлено бездействием государственных органов в виде неустановления нормативного механизма определения возмещения расходов и отсутствием в бюджете денежных средств на возмещение указанных расходов.

Согласно части 5 статьи 50 УПК РФ в случае, если адвокат участвует в производстве предварительного расследования или судебном разбирательстве по назначению дознавателя, следователя, прокурора или суда, расходы на оплату его труда компенсируются за счет средств федерального бюджета.

В силу ст.25 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" труд адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве по назначению суда, оплачивается за счет средств федерального бюджета.

Доказательств возмещения истцу его расходов по оплате труда адвокатов из федерального бюджета в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах судом в соответствии со статьями 15, 16, 1069 ГК РФ удовлетворены исковые требования о возмещении убытков, причиненных бездействием государственных органов.

 

9. Признание незаконными действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя в ходе исполнительного производства при сохранении возможности взыскания по исполнительному документу не является основанием для возмещения убытков за счет федерального бюджета (дело № А60-14518/04)

 

Общество с ограниченной ответственностью "Р" обратилось в  суд с иском к Управлению Министерства юстиции Российской Федерации по Свердловской области о возмещении вреда, причиненного в результате бездействия и незаконных действий судебного пристава-исполнителя.

Решением суда первой инстанции  в удовлетворении требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от  28.03. 2005 № Ф09-201/05 судебные акты оставлены без изменения. Суды исходили из следующего.

На основании исполнительного листа о взыскании с третьего лица в пользу общества «Р» суммы задолженности, постановлением судебного пристава-исполнителя возбуждено исполнительное производство.

Впоследствии исполнительное производство было окончено в связи с направлением исполнительного документа на исполнение по территориальности в службу судебных приставов  г. Тюмени.

Решением  суда действия судебного пристава-исполнителя, выразившиеся в вынесении постановления об окончании исполнительного производства, признаны незаконными.

Постановлением судебного пристава-исполнителя в г.Тюмени исполнительный лист возвращен взыскателю без исполнения с актом о невозможности взыскания в виду отсутствия должника.

В соответствии с п. 2 ст. 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" вред, причиненный судебным приставом-исполнителем гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

В силу ст. 1069 ГК РФ, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, подлежит возмещению.

Исходя из понятия убытков (ст.15 ГК РФ), суд указал, что истцом в нарушение ст. 65 АПК РФ не доказано наличие  условий для наступления гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков. Суд признал, что судебным приставом-исполнителем были предприняты все установленные законом меры по исполнению судебного акта. Отсутствие должника и его имущества и в связи с этим невозможность исполнения судебного акта, не свидетельствуют о причинении вреда должнику действиями судебного пристава-исполнителя. Признание действий судебного пристава-исполнителя незаконными по вынесению постановления об окончании исполнительного производства также не является основанием для взыскания убытков.

Суд также отметил, что вред для взыскателя не наступил, поскольку в силу ст. 26 Федерального закона РФ "Об исполнительном производстве" возвращение исполнительного документа взыскателю не является препятствием для нового предъявления исполнительного документа к исполнению, следовательно, возможность погашения долга не утрачена, должник не ликвидирован.

Аналогичная позиция выражена в судебных актах по делам № А60-14518/04 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от  18.01. 2005 г. № Ф09-4491/04), № А60-3799/2005 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от   20.02. 2006 г.   № Ф09-840/06), А60-21102/2004 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.04.2005 № Ф09-712/05).

 

10. Убытки, связанные с предоставлением льгот по оплате услуг телефонной связи, а также льготной установкой телефонов,  в период действия редакции законов, предусматривающих  предоставление таких льгот, подлежат взысканию с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу лица, предоставившего соответствующие льготы[4] (дело № А60-15/2005)

 

 

Открытое акционерное общество "С" обратилось в  суд  с иском к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению федерального казначейства МФ РФ по Свердловской области, Министерству здравоохранения и социального развития Российской Федерации, Федеральному агентству по здравоохранению и социальному развитию Российской Федерации, Министерству социальной защиты населения Свердловской области о взыскании убытков в виде возмещения 50% расходов общества за предоставленные услуги населению по льготной установке телефонов и льгот по оплате услуг телефонной связи на основании Постановления Правительства Российской Федерации от 15.12.2000 N 963 "О порядке возмещения в 2000 году операторам связи расходов, понесенных ими в связи с предоставлением услуг связи отдельным категориям граждан, имеющим право на получение льгот", Федерального закона "О ветеранах", ссылаясь на то, что  финансирование фактически предоставленных льгот из бюджета производилось в недостаточном размере.

Решением исковые требования удовлетворены, убытки взысканы с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу общества "С".  В отношении требований к Управлению федерального казначейства МФ РФ по Свердловской области и Министерству социальной защиты населения Свердловской области производство по делу прекращено. В остальной части в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21.11. 2005 № Ф09-3795/05 изменена резолютивная часть решения.

Подпунктом "в" п. 1 ч. 1 ст. 10 Федерального закона "О ветеранах" в редакции, действовавшей на дату оказания истцом услуг, предусмотрено, что расходы на реализацию прав и льгот, установленных для ветеранов данным Федеральным законом, возмещаются за счет средств федерального бюджета и бюджетов Российской Федерации; оплата установки квартирного телефона и абонентская плата за пользование им возмещается за счет средств федерального бюджета.

Согласно ч. 3 ст. 30 Федерального закона "О связи", также действовавшего на дату предоставления услуг, предусмотрено, что при предоставлении льгот по оплате услуг связи в соответствии с данным Федеральным законом или иными правовыми актами, принимаемыми в Российской Федерацией, а также нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации возмещение недополученных предприятием связи доходов производится за счет средств федерального бюджета либо бюджета соответствующего субъекта Российской Федерации.

Порядок возмещения указанных расходов определен в п. 2 Правил, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.12.2000 № 963, действие которого было продлено на 2003 год.

На основании данных Правил финансирование расходов, понесенных операторами связи, производится за счет средств федерального бюджета.

Министерство финансов Российской Федерации надлежащим образом не исполнило обязательства по финансированию предоставляемых ветеранам льгот, в результате чего у истца возникли убытки.

Согласно ст. 15 ГК РФ, убытки являются мерой гражданско-правовой ответственности, подлежат взысканию при наличии доказательств, подтверждающих нарушение причинителем убытков принятых на себя обязательств, причинную связь между понесенными убытками и неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, а также размер убытков. При этом ст. 16 ГК РФ устанавливает, что убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Исходя из наличия состава гражданского правонарушения в действиях Министерства финансов Российской Федерации, которое не исполнило надлежащим образом возложенные на него обязанности по компенсированию организациям расходов от предоставления льгот, суды пришли к выводу о возникновении у общества "С" убытков по вине федеральных органов власти, которые подлежат возмещению на основании ст.1069 ГК РФ.

Вместе с тем, суд кассационной инстанции отметил, что, принимая решение о взыскании убытков с учреждения - Министерства финансов Российской Федерации, судом первой инстанции  не учтены положения ст. 16 ГК РФ, а также п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", в котором дано разъяснение, что ответчиком по делу о возмещении убытков, причиненных в результате действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, признается Российская Федерация, ее субъект или муниципальное образование в лице соответствующего финансового или иного уполномоченного органа.

Таким образом, убытки, причиненные обществу "С" неправомерными действиями Министерства финансов Российской Федерации, подлежат взысканию с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации.

 

11. Убытки, связанные с предоставлением льгот по оплате коммунальных услуг на основании  закона РФ "О донорстве крови и ее компонентов" в период действия редакции закона, предусматривающей  предоставление таких льгот, подлежат взысканию с Российской Федерации в лице Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу лица, предоставившего соответствующие льготы (дело № А60-1664/05)

 

Унитарное предприятие "В" обратилось в  суд с иском к Министерству финансов России о взыскании убытков, связанных с предоставлением льгот по оплате коммунальных услуг гражданам, награжденным знаком "Почетный донор России", на основании Закона Российской Федерации  "О донорстве крови и ее компонентов", ссылаясь на то, что  компенсирование фактически предоставленных почетным донорам льгот по оплате коммунальных услуг из бюджета не производилось.

 Решением суда исковые требования удовлетворены частично: с Министерства финансов России за счет средств казны Российской Федерации в пользу унитарного предприятия "В"  убытки взысканы  в меньшем размере, чем было заявлено истцом.

Постановлением Федерального арбитражного  суда Уральского округа  от 28.09.2005 № Ф09-3134/05 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

Унитарное предприятие "В" на обслуживаемой им территории предоставляло льготы по оплате коммунальных услуг лицам, награжденным знаком "Почетный донор России" в соответствии со ст. 11 Закона Российской Федерации "О донорстве крови и ее компонентов". При этом с поставщиками коммунальных услуг предприятие рассчитывалось собственными средствами.

Суды пришли к выводу, что, поскольку, согласно ст. 11 Закона Российской Федерации "О донорстве крови и ее компонентов", граждане, награжденные знаком "Почетный донор России", имеют право на снижение до 50 процентов размера оплаты коммунальных услуг и истцом данная льгота учтена при взимании платы за коммунальные услуги, то сумма понесенных унитарным предприятием "В" расходов составляет его убытки (п. 2 ст. 15 ГК РФ), которые, будучи причиненными незаконным бездействием государственных органов, подлежат возмещению за счет казны Российской Федерации (ст. 1069 ГК РФ).

Проанализировав представленные истцом реестры квартиросъемщиков, пользовавшихся льготами, копии удостоверений доноров, список льготников, справки о произведенных льготниками расчетах по квартплате, договоры с поставщиками электроэнергии, тепловой энергии, горячей и холодной воды, бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках и другие документы, суд первой инстанции сделал  вывод о доказанности факта предоставления четырем гражданам, награжденным знаком "Почетный донор России", льгот по оплате жилищно-коммунальных услуг, в связи с чем унитарным предприятием "В" были понесены соответствующие расходы. Руководствуясь правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Определении от 09.04.2002 N 68-О, согласно которой предоставление льгот, предусмотренных ст. 11 Закона Российской Федерации "О донорстве крови и ее компонентов", впредь до надлежащего урегулирования возникающих при этом правоотношений федеральным законом, предусматривающим распределение соответствующих расходов между бюджетами всех уровней, должно производиться за счет средств федерального бюджета, суд первой инстанции сделал  вывод о взыскании понесенных унитарным предприятием "В" убытков за счет средств казны Российской Федерации с Министерства финансов России.
          Данный вывод признан судом кассационной инстанции законным и обоснованным.

 

III. Убытки, причиненные распространением сведений, порочащих деловую репутацию, и нарушением исключительных прав

 

12. Убытки в виде упущенной выгоды, причиненные распространением сведений, порочащих деловую репутацию, должны состоять в непосредственной причинной связи с распространением сведений, признанных не соответствующими действительности.

При недоказанности наличия причинной связи между распространением сведений, порочащих деловую репутацию и признанных не соответствующими действительности, и неполученными доходами иск о взыскании упущенной выгоды удовлетворению не подлежит (дело № А60-15310/05)

 

Закрытое акционерное общество «П» обратилось в суд  с иском к обществу с ограниченной ответственностью "У" об обязании опровергнуть не соответствующие действительности сведения, порочащие деловую репутацию истца, отозвать из  РУВД письмо, известить фонд "Б"  о несоответствии действительности распространенных сведений и взыскании с ответчика  упущенной выгоды, ссылаясь на то, что распространение содержащихся в письме сведений привело к расторжению договора предоставления займа между истцом и фондом «Б» и причинению ему убытков (упущенной выгоды).

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. Сведения, содержащиеся в письме, направленном в адрес начальника  РУВД, признаны не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию истца. На общество "У" возложена обязанность в течение 10 дней со дня вступления решения по  делу в законную силу отозвать из  РУВД письмо ввиду несоответствия действительности содержащихся в нем сведений в отношении общества "П", а также известить фонд "Б" о том, что сведения о выселении истца за долги из арендуемого им помещения не соответствуют действительности. В удовлетворении остальной части иска отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от  10.03.2006 № Ф09-1326/06 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

Исходя из п.2 ст.15 ГК РФ основанием для возложения гражданско-правовой ответственности в форме возмещения упущенной выгоды за распространение не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию сведений является совокупность следующих обстоятельств: наличие убытков, противоправность действий, причинно-следственная связь между допущенным распространением не соответствующих действительности сведений и возникшими у истца убытками. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств правовых оснований для взыскания упущенной выгоды не имеется.

Судами установлено, что фонд "Б" письмом уведомил истца о расторжении договора предоставления займа под залог офисной, бытовой и вычислительной техники в связи с утратой (обременением) предмета залога. Ссылки на иные основания для расторжения договора данное уведомление не содержит. При таких обстоятельствах суд  пришел к  выводу об отсутствии причинно-следственной связи между распространением ответчиком сведений, порочащих деловую репутацию истца, и причиненными обществу "П" убытками в виде неполученных доходов в результате расторжения договора с фондом "Б".

 

13. Доходы, полученные вследствие реализации продукции в нарушение исключительных прав на товарный знак, подлежат взысканию с нарушителя в пользу правообладателя в качестве упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы (дело № А60-23874/03)

 

Открытое акционерное общество «Н» обратилось в  суд  с иском к  открытому акционерному обществу "К" о прекращении нарушений исключительных прав на товарные знаки, а именно: об обязании ответчика прекратить производство, продажу, предложение к продаже и хранение с этой целью товара, маркированного обозначением, сходным с принадлежащими истцу товарными знаками; удалить с упаковки стирального порошка обозначение, сходное до степени смешения с  товарными знаками истца; уничтожить запас упаковок, содержащих такое обозначение; опубликовать судебное решение по настоящему делу; о взыскании  упущенной выгоды, составляющей разницу между планом производства и продаж стирального порошка и его фактической продажей, которую  истец, как правообладатель исключительного права на товарный знак,  получил бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Решением  в удовлетворении иска отказано ввиду недоказанности факта наличия состава правонарушения в действиях ответчика. Суд пришел к выводу о недоказанности факта введения обществом "К" потребителя в заблуждение относительно товара, его изготовителя и качественных показателей, а также то обстоятельство, что действиями ответчика подорвана деловая репутация истца, и сделал вывод, что исковые требования, в том числе требование о возмещении упущенной выгоды, не подлежат удовлетворению.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено. В отношении упущенной выгоды требования удовлетворены  частично.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от    10.03.2005 № Ф09-223/04 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения исходя из следующего.

Судом апелляционной инстанции установлена неправомерность действий общества "К" по производству, продаже, предложению к продаже и хранению с этой целью стирального порошка в упаковках с комбинированным обозначением, которое в соответствии с заключением эксперта имеет сходство до степени смешения с товарным знаком истца.

Для возмещения внедоговорного вреда, в том числе в форме упущенной выгоды, истец (потерпевший) должен, помимо факта противоправного поведения ответчика, также доказать факт наличия и размера причиненных убытков и причинную связь между наступившими убытками и противоправным поведением ответчика (ст. 15, п. 1, 3 ст. 1064 ГК РФ).

В соответствии с п.4 ст. 393 ГК РФ при определении размера упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления (заключение договоров с покупателями, изготовление необходимого количества продукции).

Истцом не представлено доказательств заключения договоров с покупателями на поставку продукции в соответствующий период. Договоры, заключенные на поставку продукции позднее, предусматривают обязанность истца для обеспечения возможности подачи заявок покупателями за 5 дней до начала следующего месяца направлять покупателю плановый объем отгрузок продукции, однако  истец не представил ни планов отгрузки для каждого покупателя, ни доказательств их  направления покупателям.

В связи с этим, в отношении заявленной к взысканию упущенной выгоды, составляющей разницу между планом производства и продаж стирального порошка  и его фактической продажей, суд пришел к выводу о недоказанности истцом причинной связи между противоправным поведением ответчика и доходами в  сумме, заявленной истцом.

 Вместе с тем, суд апелляционной инстанции применил абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ, которым установлено правило определения размера упущенной выгоды в случае, когда вследствие нарушения получены доходы. Согласно этой норме лицо, права которого нарушены, вправе требовать возмещения упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доход, полученный нарушителем. Так как истцом заявлено требование о взыскании упущенной выгоды, она может быть  взыскана в размере, определенном по правилам указанной нормы.

Поскольку ответчиком в суд  представлены документы, подтверждающие продажу и получение им за соответствующий период доходов от продажи стирального порошка, маркированного обозначением, сходным с принадлежащими истцу товарными знаками, суд апелляционной инстанции признал  требование истца о взыскании упущенной выгоды подлежащим удовлетворению в  этой сумме.

Таким образом, упущенная выгода взыскана в размере подтвержденных материалами дела доходов, полученных ответчиком в результате нарушения исключительных прав истца на товарные знаки от реализации стирального порошка за соответствующий период  (абз.2 п.2 ст. 15 ГК РФ, абз. 1 пункта 2 статьи 46 Федерального закона «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров»).

Судом отклонен  довод ответчика о том, что  для взыскания  упущенной выгоды по правилам, предусмотренным  в абз. 2 п. 2 ст. 15 ГК РФ, необходимо устанавливать наличие причинной связи  противоправного поведения ответчика  с размером   полученных им доходов. Указанная норма предусматривает право потерпевшего на взыскание упущенной выгоды в размере не меньшем, чем доходы, полученные нарушителем, тогда как причинная связь устанавливается между противоправным поведением нарушителя и понесенным истцом реальным ущербом  и (или) неполученными им доходами (п. 1 ст. 1064, п. 1 ст. 15 ГК РФ).

 



[1] Подготовлено Краснобаевой И.А., Скуратовским М.Л., Гонгало Ю.Б.

   Утверждено Президиумом Арбитражного суда Свердловской области  22.09.2006

[2] Постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от   10.08. 2005 г. N Ф09-2501/05, 10.04. 2006 г. N Ф09-2562/06, от 12.05.2005 г.  N Ф09-880/05.

[3] Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20.02. 2006 г. N Ф09-49/06.

[4] В соответствии с п.17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.06.2006 г. № 23 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами норм Бюджетного кодекса РФ» ответчиком по делам о взыскании убытков, вызванных неисполнением публично-правовым образованием обязанности по возмещению платы, не полученной от льготных категорий потребителей, является непосредственно публично-правовое образование.

Если требования истца являются обоснованными по существу, то суммы убытков подлежат взысканию с публично-правового образования на основании статьи 16 ГК РФ. Взыскание производится с публично-правового образования и в случае, когда средства на возмещение неполученной платы фактически были предоставлены распорядителю бюджетных средств, но последний не исполнил возложенные на него обязанности.

При удовлетворении соответствующего требования в резолютивной части решения суда должно быть указано на взыскание денежных средств за счет казны соответствующего публично-правового образования.