Обобщение практики рассмотрения споров, связанных с применением гражданско-правовой ответственности в виде убытков за неисполнение договорных обязательств[1]

 

Возмещение  убытков относится к числу одной из наиболее распространенных форм гражданско-правовой ответственности, что обусловлено универсальным характером данной меры, который проявляется в том, что она применима во всех случаях нарушения гражданских прав, если законом или договором не предусмотрено иное, тогда как другие формы гражданско-правовой ответственности применимы в случаях, прямо предусмотренных законом или договором для конкретного правонарушения.  В определенной степени именно эта черта и порождает многочисленные сложности с реализацией данной формы ответственности, поскольку разнообразие материально-правовых отношений в сфере гражданского права не позволяет выработать жесткие критерии оценки возмещаемых убытков, которые варьируются в каждом конкретном случае и для разных правоотношений могут быть различны.

Общими основаниями договорной гражданско-правовой ответственности в виде убытков исходя из положений ст. 15, 393, 401 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) являются:

1)     факт нарушения обязательства;

2)      наличие понесенных убытков и подтверждение их размера;

3)      наличие причинной связи между правонарушением и возникшими убытками[2].

Поскольку  участники арбитражного процесса преимущественно являются лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, и возможные убытки связаны с нарушением обязательств в сфере предпринимательской деятельности, вина, по общему правилу, не относится к числу обязательных условий наступления ответственности.

 

I.  Поставка и энергоснабжение

 

1. В случае, если товар, вывезенный самовольно поставщиком со склада покупателя, не был оплачен покупателем и его стоимость не включена в реестр требований кредиторов покупателя, находящегося в стадии банкротства, на стороне покупателя убытки отсутствуют.

Иск покупателя о взыскании убытков в виде стоимости самовольно вывезенного поставщиком товара удовлетворению не подлежит (А60-40376/2004)

 

Общество с ограниченной ответственностью «К» обратилось в суд с иском о взыскании убытков, причиненных в результате самовольных действий закрытого акционерного общества «Т» по вывозу со склада истца товара, поставленного ответчиком и принадлежащего истцу на праве собственности, без какого-либо соглашения или разрешения со стороны истца, а также  процентов за пользование чужими денежными средствами  на основании ст.395 ГК РФ.

Решением суда иск удовлетворен частично (отказано в части требования о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами).

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено. В иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.06.2005 г. №Ф09-1668/05 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения в связи со следующим.

Судебными актами по другому делу, имеющими преюдициальное значение для данного дела,  по заявлению общества «Т» о включении в реестр требований кредиторов общества «К» установлено то обстоятельство, что товар, поставленный обществом «Т» был вывезен самовольно представителями ответчика со склада должника, на основании чего уменьшена сумма требований на сумму, составляющую стоимость товара. 

Определением суда  требования общества «Т» были включены в реестр требований истца в размере без учета стоимости вывезенных товаров.

С учетом данных судебных актов, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что  общество «Т» реализовало право на уменьшение размера требования. Расчет стоимости вывезенного товара, имеющийся в материалах  дела,  был подписан генеральным директором и главным бухгалтером общества «Т», согласие общества на уменьшение требования на сумму, составляющую стоимость товара, отражено в протоколе судебного заседания. Отсюда следует, что обязательство общества «К» по оплате товара  уменьшено на эту сумму.

Основываясь на ст.15 ГК РФ, суд пришел к выводу об отсутствии факта причинения вреда имуществу истца.

В данном случае  доводы истца о причинении ему ущерба в заявленной сумме  не подтверждены документально и не соответствуют обстоятельствам, установленным принятыми судебными актами. Истец не представил документов, свидетельствующих об оплате вывезенного товара, о том, что в результате вывоза товара он понес (или должен будет понести) реальные расходы.  Факт вывоза товара ответчиком еще не свидетельствует о возникновении у истца ущерба. Ответчик, забрав товар, по существу отказался от требования его оплаты, уменьшив общую сумму долга по договору поставки  на стоимость вывезенного товара.

В связи с этим, отклонены судом в соответствии  со ст. 15, 1082 ГК РФ
доводы истца о причинении ему реального ущерба, поскольку ответчик вывез товар, не оплаченный истцом, а стоимость вывезенного товара не была включена в реестр кредиторов должника общества "К", т.е. отсутствует факт причинения ущерба.

Во взыскании процентов  отказано на основании ст. 395 ГК РФ, т.к. проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами не начисляются на сумму убытков.

 

2. Убытки, понесенные покупателем в связи с изготовлением продукции из поставленного материала ненадлежащего качества, подлежат взысканию с поставщика при доказанности соответствующих расходов.

Из расчета убытков подлежат исключению суммы, составляющие налог на добавленную стоимость (дело № А60-18533/05)

 

Открытое акционерное общество "Р" обратилось в  суд  с иском к закрытому акционерному обществу "З о взыскании убытков, причиненных  в результате изготовления электродов из материала марки, не соответствующей сертификату качества.

Решением суда исковые требования удовлетворены.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от 01.03.2006 г. № Ф09-1282/06 судебные акты изменены в части размера взыскиваемой суммы убытков.

Между сторонами заключен договор  на поставку бронзы, в соответствии с которым истцу был передан товар, который последний использовал при производстве электродов.

При проверке качества изделий выявлена непригодность их к использованию вследствие того, что марка поставленного товара не соответствует условиям договора. По условиям договора приемка товара по качеству осуществляется в соответствии с Инструкцией о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по качеству, утвержденной Постановлением Госарбитража при Совете Министров СССР от 25.04.1966 N П-7.

Истец направил ответчику письмо, в котором сообщил о несоответствии материала сертификату качества.

Продавец в ответном письме признал факт отгрузки товара иной марки и направил предложение о замене ненадлежащего товара на надлежащий, а также  произвел замену продукции.

Удовлетворяя исковые требования, суды, руководствуясь ст. 15, 393 ГК РФ и положениями п. 6, 9, 14, 16, 20 Инструкции,  приняли во внимание то обстоятельство, что действия ответчика свидетельствуют о признании им факта поставки продукции ненадлежащего качества и сделали  вывод о том, что ответчик обязан возместить истцу причиненные убытки.

При этом суды указали, что наличие и размер убытков подтверждаются представленными: плановой калькуляцией, расчетом, рабочими нарядами на сдельные работы, сметами затрат, сведениями о цеховых расходах, накладными на приобретение материалов, расчет исковых требований составлен с учетом положений Временной методики определения размера убытков и является обоснованным.

Суд кассационной инстанции признал необоснованным, включение в расчет убытков налога на добавленную стоимость и уменьшил размер взыскиваемых убытков, исключив  соответствующие суммы НДС[3].

 

3. Убытки, связанные с неисполнением обязанности по заключению договора в порядке п.4 ст.445 ГК РФ, не подлежат возмещению, если лицо  не обращалось в суд с требованием о понуждении заключить договор и имело возможность заключить аналогичный договор с другим контрагентом, поскольку в этом случае отсутствует причинная связь между неисполнением обязанности стороной, для которой заключение договора является обязательным, и расходами другой стороны (дело № А60-20059/2005)

 

Общество с ограниченной ответственностью "М" обратилось в суд с иском к Министерству здравоохранения, Министерству финансов о взыскании убытков, понесенных в результате уклонения от заключения с ним государственного контракта на поставку вакцины против гепатита и уничтожения последней ввиду истечения срока годности.

 Решением суда  в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на отсутствие доказательств  причинной связи между действиями ответчиков и возникшими у  истца убытками вследствие уничтожения  вакцины. 

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено по процессуальным основаниям. При рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.05. 2006 ,№ Ф09-3418/06 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения по следующим основаниям.

По результатам конкурса на поставку товаров для государственных нужд, проведенного Министерством здравоохранения общество "М" признано победителем по поставке вакцины против гепатита.

Государственный контракт на поставку был заключен лишь в отношении части доз вакцины, оставшаяся часть была уничтожена в связи с истечением срока годности.

Обязанность государственного заказчика, разместившего заказ, принятый поставщиком, на заключение государственного контракта следует из п. 1 ст. 527 ГК РФ.

В соответствии с п. 4 ст. 445 ГК РФ если сторона, для которой в соответствии с ГК РФ или иными законами заключение договора обязательно, уклоняется от его заключения, другая сторона вправе обратиться в суд с требованием о понуждении заключить договор. Однако истец доказательств обращения в суд с соответствующим требованием в порядке, предусмотренном п. 4 ст. 445, п. 5 ст. 528 ГК РФ, не представил.

В то же время из материалов дела следует, что вакцина приобретена истцом до подачи заявки  на участие в конкурсе и объявления результатов конкурса.

В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК РФ предпринимательская деятельность осуществляется лицом самостоятельно, на свой риск. Исходя из того,  что истец не воспользовался своим правом требовать заключения договора в судебном порядке, суды пришли к выводу о том, что истец не был лишен возможности реализовать закупленную вакцину.

Таким образом, причинная связь между нарушением предусмотренной законом обязанности по заключению  государственного контракта и убытками не установлена.

 

4. Убытки, причиненные необоснованным отключением от источника энергоснабжения, подлежат взысканию  с энергоснабжающей организации.

В состав таких убытков могут быть включены затраты по монтажу и подключению оборудования для обеспечения энергоснабжения, а также расходы на приобретение необходимых топливных материалов для функционирования такого оборудования.

Стоимость приобретенного в собственность оборудования не входит в состав убытков (дело № А60-18441/2004)

 

 Закрытое акционерное общество "М" обратилось в  суд  с иском к обществу с ограниченной ответственностью "Ф" о взыскании  суммы убытков, причиненных вследствие нарушения  обязательств по договору на отпуск и потребление электроэнергии, указывая, что  для восстановления своего нарушенного права истцу пришлось купить дизель-электростанцию произвести ее установку и наладку, а также в период отсутствия электроэнергии, получаемой от ответчика, израсходовать дизельное топливо и масло для выработки электроэнергии.

Решением суда иск удовлетворен в полном объеме, исходя из того, что расходы истца по восстановлению электроснабжения являются убытками для последнего и в силу ст. 15, 547 ГК РФ подлежат взысканию с ответчика.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено, убытки взысканы в меньшем размере.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от     20.06. 2005 г. N Ф09-1780/05 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения по следующим основаниям.
        Решением суда и по другому делу была установлена необоснованность отключения ответчиком (энергоснабжающей организацией) потребителя - общества "М" - от источника электроснабжения с обязанием общества "Ф" восстановить электроснабжение общества "М".

Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о том, что только стоимость затрат по монтажу и подключению дизель-генератора, а также расходы на приобретение дизельного топлива и масла являются убытками для истца. Относительно же стоимости дизель-генератора и навеса  суд кассационной инстанции согласился с доводом суда апелляционной инстанции о том, что данные расходы истца убытками не являются, так как дизель-генератор и навес находятся в собственности истца, он ими владеет, пользуется и распоряжается, и в случае удовлетворения исковых требований в данной части будет иметь место неосновательное обогащение истца за счет ответчика (ст. 1102 ГК РФ).

II. Аренда

 

5. Убытки, причиненные неисполнением арендатором обязанности по возврату арендованного имущества, подлежат взысканию с арендатора.

Передача арендатором этого имущества на хранение третьему лицу, вследствие чего имущество было утрачено, не предоставляет арендодателю права на взыскание убытков с хранителя, поскольку обязательственные отношения между арендодателем и хранителем отсутствуют (дело № А60-10028/2005)

 

Общество с ограниченной ответственностью "П" обратилось в суд  с иском к потребительскому кооперативу "А" о взыскании убытков, причиненных в результате утраты переданного на хранение потребительскому кооперативу "А"  автомобиля.

Решением суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от       26.12. 2005 г. N Ф09-4224/05 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

Между истцом и обществом с ограниченной ответственностью «И» был заключен  договор аренды транспортного средства без экипажа. Непосредственным пользователем автомобиля являлся работник истца, который пользовался услугами потребительского кооператива «А», оставляя на хранение автомобиль. В результате автомобиль был утрачен.

Установив данные обстоятельства и приняв во внимание отсутствие обязательственных (договорных) отношений между обществом "П" и потребительским кооперативом "А",  суды, руководствуясь ст.ст.15, 393, 886 ГК РФ, пришли к  выводу об отсутствии у истца права обращаться в суд с иском к потребительскому кооперативу "А"  о взыскании убытков, причиненных в результате утраты переданного на хранение автомобиля.

Поскольку иск заявлен к ненадлежащему лицу, ссылка истца на неприменение судами ст. 210 ГК РФ признана несостоятельной, так как общество "П" как собственник утраченного автомобиля вправе требовать возмещения убытков с лица, арендовавшего автомобиль и ненадлежащим образом исполнявшего обязанности по его хранению.

 

6. Убытки, вызванные расторжением договора по соглашению сторон, при отсутствии доказательств расторжения договора в связи с существенным нарушением обязательств другой стороны, возмещению не подлежат, поскольку в этом случае отсутствует факт противоправного поведения другой стороны и причинная связь между возникшими у лица расходами и расторжением договора (дело А60-382/2005)

 

Общество с ограниченной ответственностью "М" обратилось в  суд  с иском к открытому акционерному обществу "К" о взыскании убытков в виде стоимости материалов, оборудования, использованных при оснащении арендованного помещения для осуществления производственной деятельности, а также расходов на обследование, монтаж, ремонт, заработную плату работникам  в связи с досрочным расторжением договора, вызванным   существенным нарушением ответчиком условий договора, касающихся подачи в арендованное помещение энергоресурсов.  

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.05.2006 г. № Ф09-3547/06 судебные акты оставлены без изменения в связи со следующим.

Между обществом "К" и обществом "М" заключен договор аренды, согласно которому ответчик предоставил во временное возмездное владение и пользование истца производственное помещение и обязался  отпускать истцу электрическую и тепловую энергию.

Впоследствии подача электрической и тепловой энергии арендодателем была прекращена в одностороннем порядке, что установлено вступившими в законную силу судебными актами по другому делу.

Истец направил ответчику письмо с предложением расторгнуть договор аренды; данное предложение было принято ответчиком; договор расторгнут, имущество возвращено арендодателю. Из письма истца следует, что причинами расторжения договора по инициативе арендатора явилось существенное изменение обстоятельств для арендатора, возникновение необходимости изменения схем энергоснабжения и теплоснабжения арендованного цеха и связанные с этим значительные финансовые затраты, финансовые затраты на подготовку производства и порча оборудования, наличие больших непроизводительных затрат на аренду, нарушение договора со стороны арендодателя, а также изменение других обстоятельств.

Основываясь на ст.15 ГК РФ, суды исходили из того, что применение такой меры гражданско-правовой ответственности, как возмещение убытков, возможно при доказанности совокупности нескольких условий (оснований возмещения убытков): противоправность действий (бездействия) причинителя убытков, причинная связь между противоправными действиями (бездействием) и убытками, наличие и размер понесенных убытков. При этом для удовлетворения требований истца о взыскании убытков необходима доказанность всей совокупности указанных фактов. Недоказанность одного из необходимых оснований возмещения убытков исключает возможность удовлетворения исковых требований.

Поскольку расторжение договора аренды произошло по соглашению сторон, оно не может рассматриваться в качестве неправомерных действий ответчика.

Доказательств того, что расходы истца, которые он требует взыскать с ответчика в качестве убытков, понесены в связи с расторжением договора, вызванным прекращением энергоснабжения, в материалах дела не имеется.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что причинная связь между действиями (бездействием) ответчика и расходами, заявленными истцом ко взысканию с ответчика в качестве убытков, не доказана.

 

7. Сумма лизинговых платежей, уплаченных за период, когда фактически пользование имуществом, переданным по договору лизинга, не осуществлялось в связи с наличием недостатков проданного имущества, подлежит взысканию с продавца в качестве убытков (дело № А60-36898/2004)

 

Общество с ограниченной ответственностью "П" обратилось в  суд с исковым заявлением к закрытому акционерному обществу "А" о взыскании убытков, возникших в связи с ненадлежащим исполнением ответчиком договорных обязанностей, что выразилось в продаже ответчиком неисправного транспортного средства и длительной невозможности использования автомобиля по назначению.

         Решением суда иск удовлетворен частично (убытки взысканы в меньшем размере). Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от   02.08. 2005 г. N Ф09-2367/05 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с договором лизинга общество с ограниченной ответственностью "Р" (лизингодатель) приняло на себя обязательство приобрести в собственность и предоставить истцу (лизингополучатель) во временное владение и пользование автомобиль. По условиям договора  объект лизинга приобретается у общества "А". Во исполнение данного договора между обществом "А" и обществом "Р" заключен договор купли-продажи транспортного средства, согласно которому продавец общество "А" передал в собственность общества "Р" указанный автомобиль для его последующей передачи истцу, а покупатель (лизингодатель) произвел оплату автомобиля.

В процессе эксплуатации транспортного средства истцом обнаружен и выявлен ряд технических неисправностей,  в связи с чем объект договора лизинга был передан ответчику для ремонта и в дальнейшем не возвращался.

        После передачи автомобиля обществу "А" истец не имел возможности осуществлять право владения и пользования спорным автомобилем, продолжая при этом уплачивать лизинговые платежи. В дальнейшем договор лизинга, заключенный между обществами "П" и  "Р" был расторгнут.

Между тем, ответчик надлежащим образом не исполнил своих обязанностей по замене автомобиля или возврату денежных средств.

В соответствии со ст. 15, 393 ГК РФ должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные ненадлежащим исполнением обязательства.

В силу ст. 469 ГК РФ на продавца возлагается обязанность передать покупателю товар надлежащего качества.

Таким образом, сложилась ситуация, когда истец не имел реальной возможности эксплуатировать спорный автомобиль, являющийся предметом лизинга, но в силу действующего договора лизинга был обязан уплачивать лизинговые платежи.

Суды пришли к выводу, что суммы, уплаченные истцом в качестве платежей по договору лизинга, являются для истца убытками, возникшими в связи с ненадлежащим исполнением обществом "А"  обязанностей продавца.

 

8. Убытки в виде упущенной выгоды в связи с невозможностью исполнения договорных обязательств не подлежат возмещению, если договор является ничтожной сделкой (дело А60-4081/2005)

 

Предприниматель  К. обратилась в суд  с иском к обществу с ограниченной ответственностью "У" о взыскании  неустойки за нарушение сроков передачи помещения, установленных договором, убытков в виде упущенной выгоды, причиненных невозможностью сдавать имущество в аренду,  суммы штрафных санкций, выплаченных истцом арендатору в связи с нарушением сроков передачи торговых помещений в аренду.

Решением суда с общества «У» взыскана неустойка, при этом судом применены положения ст.333 ГК РФ. В остальной части иска отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от  04.07. 2005 г.  N Ф09-1996/05 решение в этой части оставлено без изменения (изменено в части размера неустойки).

Между обществом "У" и предпринимателем К. заключен договор, по условиям которого ответчик принял на себя обязательства по строительству и сдаче государственной комиссии торгового помещения, а дольщик обязался осуществить финансирование строительства указанного помещения и принять его.

В срок, установленный договором, помещения истцу переданы не были.

До окончания строительства и передачи объекта истец заключил с предпринимателем Ф. договор аренды помещения, находящегося в процессе строительства, однако передать данное помещение арендатору Ф. не смог по причине незавершенности строительства.

          В силу ст. 608 ГК РФ право сдачи имущества в аренду принадлежит его собственнику. Предметом аренды является недвижимое имущество, право собственности на которое согласно ст.ст. 129, 131 ГК РФ возникает с момента государственной регистрации.

Поскольку недвижимое имущество, являющееся предметом аренды, еще не создано, право собственности на него за предпринимателем К. не зарегистрировано, то договор аренды является ничтожной сделкой, не влекущей каких-либо правовых последствий (ст.ст. 167, 168, 608 ГК РФ).

Руководствуясь данными нормами, суд отказал во взыскании упущенной выгоды в связи с невозможностью сдавать имущество в аренду и  суммы штрафных санкций, выплаченных истцом арендатору по договору аренды, являющемуся ничтожной сделкой.

Аналогичная позиция высказана по делу А60-9376/2005 (судебные акты оставлены без изменения Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от   26.10. 2005 г.  N Ф09-3540/05): отказано во взыскании упущенной выгоды по договору, который не признан заключенным.

 

9. При отсутствии доказательств того, что кредитором были предприняты меры для получения упущенной выгоды и сделаны с этой целью приготовления, убытки в виде упущенной выгоды признаются недоказанными и взысканию не подлежат (дело № А60-12134/2005)

 

Предприниматель обратился в  суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью "У" о взыскании убытков, состоящих из реально понесенных расходов по обслуживанию объекта аренды  и упущенной выгоды в виде неполученной арендной платы, ссылаясь на необоснованное уклонение ответчика от приема имущества в субаренду.

Решением суда иск удовлетворен частично, с ответчика взыскана упущенная выгода в меньшем размере. В удовлетворении остальной части иска отказано. Суд исходил из того, что ответчик фактически уклонился от подписания акта приема-передачи и принятия имущества.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от     24.10. 2005 г. N Ф09-3376/05 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения в связи со следующим.

Предпринимателем  (арендатор) и обществом "У" (субарендатор) с согласия арендодателя заключен договор субаренды, зарегистрированный в установленном законом порядке.

По условиям договора истец принял на себя обязанность предоставить ответчику во временное возмездное пользование (субаренду) нежилые помещения по акту приема-передачи через тридцать дней с даты, следующей за датой внесения субарендатором денежной суммы в счет будущих арендных платежей. Ответчик перечислил истцу обусловленную договором сумму, истец направил ответчику телеграмму с предложением принять объект субаренды, но был извещен органом связи о том, что телеграмма адресату не доставлена, так как адресат не известен и условный адрес не зарегистрирован.

Руководствуясь положениями, содержащимися в ст. 611 ГК РФ, суды апелляционной и кассационной инстанции сделали вывод о том, что обязанность по предоставлению имущества в аренду лежит на арендодателе, а арендатор (субарендатор) реализовать свое право на получение имущества во временное возмездное пользование по заключенному договору может только в случае, если арендодатель совершит действия по его передаче.

Между тем,  истец не представил доказательств, что им предлагалось ответчику принять имущество в пользование, помимо телеграммы с предложением явиться для подписания акта приемки, в связи с чем ссылка истца на уклонение ответчика от приема имущества отклонена.

Кроме того, в материалах дела содержится требование ответчика о расторжении договора ввиду невыполнения предпринимателем своих обязательств и соглашение о расторжении договора субаренды, подписанное обеими сторонами.

Истец не воспользовался правом требовать одностороннего расторжения договора, если ответчик отказывается принять объект по акту приема-передачи через тридцать дней после внесения суммы в счет арендной платы, предоставленным ему договором.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что истцом не представлены доказательства принятия мер для получения упущенной выгоды и сделанных с этой целью приготовлений, а также доказательства факта нарушения обязательства ответчиком.

 

III. Подряд

 

10. Убытки, причиненные утратой имущества, переданного подрядчику для переработки (обработки), подлежат возмещению в размере стоимости утраченного имущества и расходов на переработку, если они были уплачены подрядчику (дело № А60-26408/05)

 

Закрытое акционерное общество  "М" обратилось в суд  с иском к открытому акционерному обществу "У" о взыскании убытков, причиненных  неисполнением ответчиком обязательств по возврату колонны расточного станка, переданной на механическую обработку в сумме, состоящей из стоимости колонны с учетом затрат на ее обработку, произведенную в рамках указанного договора.

Решением суда  исковые требования удовлетворены.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 22.02. 2006 г.  N Ф09-757/06 судебные акты оставлены без изменения.

Между истцом и ответчиком был заключен договор, в соответствии с которым истец передал ответчику на переработку изделие.

Вступившим в законную силу решением  суда по другому делу установлено, что подписанный со стороны ответчика акт выполненных работ подтверждает факт выполнения ответчиком работ по договору. При этом стоимость услуг по обработке колонны перечислена истцом ответчику.

Однако переданная по договору колонна после механической обработки в срок, указанный в  договоре,  ответчиком не возвращена.

      Таким образом, истец, будучи собственником колонны, не возвращенной ответчиком,  понес убытки, размер которых состоит из стоимости колонны и затрат истца на ее обработку, что подтверждено материалами дела.

Исходя из ст.ст. 15, 393 ГК РФ судебные инстанции пришли к выводу, что имеются все необходимые основания для наступления гражданско-правовой ответственности: наличие убытков, ненадлежащее исполнение ответчиком своих обязательств по договору, причинно-следственная связь между действиями ответчика по невозвращению истцу  колонны и понесенными истцом убытками, а также подтвержден размер, причиненных истцу убытков.

 

11. Наличие в работе отступлений от условий договора подряда о качестве,  не устраненных подрядчиком, предоставляет заказчику право на односторонний отказ от исполнения договора и возмещение причиненных убытков (дело А60-18575/2004).

 

Общество с ограниченной ответственностью «С» обратилось в  суд  с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью «О»  задолженности по договору подряда и процентов, начисленных в соответствии со ст. 395 ГК РФ, ссылаясь на то, что работы, выполненные подрядчиком, заказчиком не приняты и не оплачены.

Обществом «О»  предъявлен встречный иск на основании ч. 3 ст. 723 ГК РФ о взыскании убытков  в связи с некачественным выполнением предусмотренных договором работ.

Решением суда  первоначальный иск удовлетворен частично: взыскана сумма основного долга и процентов в меньшем размере. Встречное исковое заявление удовлетворено в полном объеме. Суд  исходил из отсутствия доказательств оплаты в полном объеме выполненных и принятых заказчиком работ. Удовлетворяя встречное исковое заявление, суд  указал, что общество обоснованно отказалось от исполнения договора, от приемки и оплаты работ, поскольку они не соответствовали СНиП и условиям договора о качестве. При наличии недостатков в работе требование  о возмещении убытков признано соответствующим ст. 723 ГК РФ.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено: по первоначальному иску  взыскана сумма основного долга и процентов в большем размере. В удовлетворении встречного иска отказано. Суд, основываясь на одной из проведенных по делу экспертиз, исходил из того, что недостатки, допущенные при выполнении работ подрядчиком, являются несущественными и устранимыми, поэтому  у заказчика отсутствовало право на отказ от договора в порядке, установленном ст. 723 ГК РФ.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.06. 2005 г.  N Ф09-1593/05 постановление апелляционной инстанции отменено, дело передано на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию в связи со следующим.

Между сторонами заключен договор подряда на выполнение работ по реконструкции здания.

Согласно п. 3 ст. 723 Гражданского кодекса Российской Федерации, если отступления в работе от условий договора подряда или иные недостатки результата работы в установленный заказчиком разумный срок не были устранены либо являются существенными и неустранимыми, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения причиненных убытков.

Общество «О» направляло подрядчику письмо, в котором указывало на наличие недостатков в выполненной работе. Однако подрядчик данные нарушения в качестве недостатков в работе не признало, к устранению недостатков не приступил. Экспертным заключением, не оспоренным сторонами, подтверждено выполнение работ с нарушением условий договора о качестве, требований СНиП.

Таким образом, односторонний отказ заказчика от исполнения договора и требование о возмещении причиненных убытков являются правомерными. Вывод суда апелляционной инстанции о том, что право на односторонний отказ от исполнения договора, а соответственно, на возмещение убытков, возникает у заказчика только в том случае, если недостатки являются существенными и неустранимыми, признан судом кассационной инстанции противоречащим п. 3 ст. 723 ГК РФ.

           

12. Неисполнение встречного обязательства  не является основанием для взыскания убытков, если обусловленное договором исполнение обязательства другой стороны не исполнено, поскольку в этом случае со стороны, на которой лежит встречное исполнение, отсутствует нарушение договорных обязательств  (дело № А60-793/05)

         

  Общество с ограниченной ответственностью "С" обратилось в  суд  с иском к обществу с ограниченной ответственностью "П" о взыскании долга по договору подряда и пеней за нарушение обязательств.

Решением суда в иске отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25.07. 2005 г. N Ф09-2293/05 судебные акты оставлены без изменения.

Между обществами "С" и "П" заключен договор, в соответствии с которыми общество «П» обязалось изготовить ангар  и произвести работы по монтажу ангара, а общество "С"  принять и оплатить результат.

Во исполнение договора истец произвел предварительную оплату.

По получении ангара от ответчика истец направил  письмо о готовности фундамента под монтаж ангара, уведомление  о вызове представителей для выполнения монтажных работ.

Поскольку представители ответчика в срок, установленный договором, для проведения монтажных работ не прибыли, истец направил ответчику уведомление  об отказе от договора и требование о возврате перечисленных по договору денежных средств.

Из проектной документации следует, что монтаж ангара производится при наличии фундамента,  договором  не предусмотрена обязанность общества "П" по возведению фундамента, поэтому суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что наличие соответствующего фундамента должен обеспечить заказчик - общество "С".

В соответствии со ст. 328 ГК РФ встречным признается исполнение обязательства одной из сторон, которое в соответствии с договором обусловлено исполнением своих обязательств другой стороной. В случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков.

В акте, подписанном обеими сторонами, установлены несоответствие имеющегося фундамента под ангар требованиям проектной документации, что влечет невозможность осуществления монтажных работ до устранения недостатков фундамента.

В связи с этим, суд пришел к выводу, что  нарушение обязательств ответчика в части выполнения данных работ отсутствует.

Поскольку ответчиком договорные обязательства не нарушены, у истца отсутствуют основания для одностороннего расторжения договора, взыскания с ответчика перечисленных в счет исполнения договора сумм в качестве убытков.

          Аналогичная позиция выражена в судебных актах по делу

А60-1611/04 (оставлены без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.08. 2005 года № Ф09-2484/05): поскольку заказчик не предоставил подрядчику строительную площадку для начала выполнения работ, подрядчик был вправе в силу ст. 328, 397, 719 ГК РФ отказаться от исполнения договора  в одностороннем порядке, поэтому требования заказчика о возмещении убытков удовлетворению не подлежат.

 

13. Убытки, возникшие вследствие просрочки должника, подлежат возмещению при доказанности истцом факта утраты интереса  к предоставлению должником исполнения.

          При отсутствии таких доказательств исполнение должно быть принято; иск о взыскании убытков вследствие просрочки должника не подлежит удовлетворению (дело № А60-7849/05).

 

          Общество с ограниченной ответственностью «К» обратилось в  суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Н»  о взыскании  суммы, перечисленной в качестве оплаты работ по договору подряда, и пени за нарушение сроков выполнения работ, предусмотренной договором, ссылаясь на то, что вследствие просрочки исполнения обязательства и увеличения стоимости работ истец утратил интерес к результатам работы. 

       Решением суда в удовлетворении   исковых требований  отказано.

          Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от  13.12. 2005 г.  N Ф09-4070/05 судебные акты оставлены без изменения.

Судебные инстанции исходили из следующего.

Между сторонами заключен договор подряда.
          Пункт 3 ст.708 ГК РФ в части последствий нарушения сроков отсылает к общей норме п.2 ст.405 ГК РФ.

Пунктом 2 ст. 405 ГК РФ установлено, что кредитор может отказаться от принятия исполнения и требовать возмещения убытков, если вследствие просрочки должника исполнение утратило интерес.
          Согласно переписке сторон, имеющейся в материалах дела, сторонами велись переговоры по исполнению договора.

Так, истец направлял ответчику претензию, в которой просил  исполнить обязательства по договору, а в случае неисполнения, указывал на то, что обратится с иском в суд о принудительном исполнении договора; дополнительным соглашением стороны внесли отдельные изменения в условия договора, указав, при этом, что остальные условия договора остаются неизменными, и стороны подтверждают по ним свои обязательства; в письме подрядчику заказчик указал, что приемка выполненных работ должна осуществляться с его представителем, а также, что он имеет потребность в соответствующих изделиях, являющихся результатом работ,  просил сообщить цены на эти изделия с учетом заявленной потребности на следующий год.

Впоследствии  ответчик направил в адрес истца  уведомление о том, что работы по договору выполнены и просил подписать акт приема-передачи выполненных работ, однако, истец отказался его подписывать, не указав мотивированные причины отказа.

Суды всех инстанций пришли к выводу, что совокупность фактических обстоятельств не свидетельствует об утрате заказчиком  интереса к получению результата работ, поэтому оснований для применения последствий, предусмотренных ст. ст. 405,708 ГК РФ в виде взыскания убытков, не имеется. 

 

14. Убытки, причиненные действиями нескольких лиц, не подлежат взысканию солидарно, если ответчики являются сторонами разных обязательств, каждое из которых имеет свой предмет (дело № А60-3654/04)

 

Общество с ограниченной ответственностью "М" обратилось в суд с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью "У", закрытого акционерного общества "К" солидарно  убытков, причиненных ненадлежащим исполнением обязательств по договору строительного подряда, заключенному между истцом и обществом "У", а также по договору об оказании услуг по техническому надзору за строительством, заключенному между истцом и обществом "К".

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. С общества "У"  взысканы убытки в меньшем размере. В отношении общества "К" и в остальной части иска отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено в части. С общества "К" взыскана часть заявленной суммы убытков.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от  24.05.2005 г. N Ф09-1318/04 постановление апелляционной инстанции в этой части оставлено без изменения (изменено в части распределения судебных расходов).

Общества "М" (заказчик) и "К" (исполнитель) заключили договор, в соответствии с которым исполнитель за вознаграждение и по поручению заказчика обязался осуществлять функции заказчика на строящемся объекте. В обязанности исполнителя входило решение вопросов подготовительного периода, технический надзор за строительством объекта, промежуточная и окончательная приемка работ, разрешение возникающих в ходе строительства вопросов, сдача объекта в эксплуатацию Государственной приемочной комиссии.

Между обществами "М" (заказчик) и  "У" (подрядчик) заключен договор, в соответствии с которым подрядчик по поручению заказчика обязался выполнить работы по строительству здания.

За часть выполненных работ истец произвел оплату.

Впоследствии заказчик в одностороннем порядке отказался от исполнения договора подряда в связи с нарушением подрядчиком условий о качестве работы, имеющей существенные неустранимые недостатки, которые делают результат работ непригодным для использования по назначению.

Определяя размер убытков, суд первой инстанции исключил из заявленной истцом суммы убытков стоимость земляных работ по возведению фундаментов, отвечающих требованиям о качестве работ.

Суд апелляционной инстанции, проанализировав имеющиеся в материалах дела доказательства, в том числе заключение эксперта, пришел к  выводу о ненадлежащем исполнении обществом "К" своих обязательств по техническому надзору за строительством, в связи с чем истцу были причинены убытки. Суд апелляционной инстанции на основании ст. 15, 393, 749 ГК РФ взыскал  сумму убытков с общества "К".

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении требования истца о взыскании убытков с ответчиков солидарно, поскольку ответчики являются сторонами разных обязательств, каждое из которых имеет свой предмет. Таким образом, основания для применения ст.322 ГК РФ отсутствуют.

IV. Перевозка

 

15. Ущерб, причиненный повреждением железнодорожных вагонов, признается доказанным только при представлении  актов специальной формы, установленной Правилами составления актов при перевозках грузов железнодорожным транспортом (форма ВУ-25).

При отсутствии такого акта акт общей формы не является надлежащим доказательством причинения ущерба и, соответственно, убытки возмещению не подлежат (дело № А60-23805/04).

 

Открытое акционерное общество "У" обратилось в  суд с иском к  открытому акционерному обществу "Р о взыскании убытков, состоящих из стоимости утраченных деталей железнодорожных вагонов, поступивших в адрес истца, ссылаясь на то, что ответчик не произвел ремонт поврежденных вагонов.

Решением суда в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от   04.04.2005 г. N Ф09-688/05 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

Принадлежащие истцу вагоны прибыли на станцию назначения с повреждениями:  отсутствовали разобщительные краны с пульта управления механизма разгрузки и магистральная часть воздухораспределителя.

По факту поступления разоборудованных вагонов перевозчиком были составлены акты общей формы ГУ-23.

В соответствии со ст. 105 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации при повреждении или утрате перевозчиком принадлежащих грузоотправителям, грузополучателям, другим юридическим или физическим лицам вагонов, контейнеров или их узлов и деталей перевозчик такие вагоны, контейнеры обязан отремонтировать либо возместить владельцу вагонов, контейнеров стоимость ремонта или фактическую стоимость поврежденных или утраченных вагонов, контейнеров или их узлов и деталей. Кроме того, перевозчик возмещает убытки, понесенные владельцами вагонов, контейнеров вследствие их повреждения или утраты.

Согласно пунктам 6.1 и 6.2 Правил составления актов при перевозках грузов железнодорожным транспортом, утвержденных Приказом Министерства путей сообщения от 18.06.2003 N 45, акт о повреждении вагона формы ВУ-25 составляется во всех случаях повреждения вагона, подлежащего капитальному, деповскому, текущему (отцепочному, безотцепочному) ремонту или исключению вагона из инвентаря, в том числе при повреждении запорных устройств вагона или устройств для постановки ЗПУ, а также при столкновении и сходе с рельсов колесной пары вагона. Данный акт составляется перевозчиком при участии представителя грузоотправителя, грузополучателя, владельца железнодорожного пути необщего пользования, других юридических или физических лиц, виновных в повреждении вагона.

Пункт 6.7 Правил предусматривает, что в акте о повреждении вагона указываются причины и перечень повреждений вагона, объем работ и вид необходимого ремонта, а также стоимость поврежденных деталей и восстановления вагона.

Поскольку, как видно из материалов дела, акт формы ВУ-25 не составлялся и общество "У" не требовало его составления, суды сделали  вывод об отсутствии оснований для взыскания ущерба.

Кроме того, суд указал на то, что документально не подтвержден размер затрат ОАО "У" на ремонт поврежденных вагонов, поскольку акты общей формы не содержат сведений об объеме работ, виде необходимого ремонта, а также стоимости поврежденных деталей и восстановлении вагона.

Аналогичные решения приняты по делам № А60-22675/04 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от  04.04.2005 г. № Ф09-689/05), № А60-24656/04, А60-24814/04, А60-24816/04 (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от  04.04.2005 г. N Ф09-690/05).

 

16. Убытки, причиненные вследствие утраты груза, не подлежат возмещению при отсутствии надлежащих доказательств заключения договора перевозки (дело № А60-29226/05)

 

Общество с ограниченной ответственностью "К" обратилось в  суд  с иском о взыскании с общества с ограниченной ответственностью "О"  ущерба, причиненного в результате уничтожения перевозимого груза.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от  27.04.2006 г.  № Ф09-3161/06 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

Свои требования истец основывает на том, что ответчик принял в г. М. от гражданина Б. груз по квитанции  и обязался доставить его в г. Е. получателю - обществу "К". Однако  в ходе осуществления перевозки произошло возгорание автомобиля, в результате чего перевозимый груз был уничтожен.

В соответствии со ст. 785 ГК РФ по договору перевозки груза перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату. Заключение договора перевозки груза подтверждается составлением и выдачей отправителю груза транспортной накладной (коносамента или иного документа на груз, предусмотренного соответствующим транспортным уставом или кодексом).

Условия перевозки грузов отдельными видами транспорта, а также ответственность сторон определяются соглашением сторон, если ГК РФ, транспортными уставами и кодексами, иными законами и издаваемыми в соответствии с ними правилами не установлено иное (п. 2 ст. 784 ГК РФ).

Согласно п. 47 Устава автомобильного транспорта РСФСР и разделу 6 Общих правил перевозки грузов автомобильным транспортом, грузоотправитель должен представить автотранспортному предприятию или организации на предъявляемый к перевозке груз товарного характера товаротранспортную накладную, составляемую, как правило, в четырех экземплярах, которая является основным перевозочным документом и по которой производится списание этого груза грузоотправителем и оприходование его грузополучателем. Грузоотправитель и грузополучатель несут ответственность за все последствия неправильности, неточности или неполноты сведений, указанных ими в товаротранспортной накладной. Автотранспортные предприятия и организации имеют право проверять правильность этих сведений.

Товаротранспортная накладная в материалах дела отсутствует.

Представленная обществом "К" квитанция в приемке груза от 11.07.2005 N 9 не может быть принята в качестве доказательства заключения договора перевозки, поскольку из ее содержания не представляется возможным установить условия, которые в силу ст. 432, 784 ГК РФ являются существенными, а именно: место отгрузки, место доставки; наименование, ассортимент и количество груза.

При таких обстоятельствах предусмотренных законом оснований для возложения ответственности за утрату груза на ответчика у суда не имеется.

 

V. Страхование

 

18. При рассмотрении иска, предъявленного к страховой организации в порядке суброгации, необходимо учитывать, что последняя несет ответственность по тем же основаниям, что и причинитель вреда (№А60-17129/05).

 

Страховая компания "Г" обратилась в  суд  с иском к страховой организации «Н» о взыскании с ответчика в порядке суброгации  суммы выплаченного страхового возмещения.

Решением суда в удовлетворении иска отказано в связи с отсутствием надлежащих доказательств вины водителя в причинении ущерба автомобилю, принадлежащему страхователю.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено по процессуальным основаниям. При рассмотрении дела по правилам суда первой инстанции исковые требования удовлетворены исходя из положений п. 1 ст. 1079, с учетом факта нарушения водителем Правил дорожного движения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от 19.04. 2006 г.  Ф09-2937/06 судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение исходя из следующего.

На основании договора страхования, заключенного между страховой компанией "Г" (страховщик) и открытым акционерным обществом "Е" (страхователь), страховщик выплатил страхователю страховое возмещение в связи с ДТП (столкновением автомобилей).

В силу п. 2 ст. 965 ГК РФ перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

Согласно п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях, установленных правилами ст. 1064 ГК РФ.

Суд кассационной инстанции обратил внимание на то, что при разрешении данного спора суду необходимо было определить степень вины каждого участника дорожно-транспортного происшествия.

Кроме того, суд кассационной инстанции отметил, что в предмет доказывания по данному делу, в том числе, входит и выяснение обстоятельств, связанных с заключением и исполнением договора страхования между причинителем вреда (водителем) и его страховщиком (обществом "Н"), и определение норм права, регулирующих отношения между причинителем вреда, его страховщиком и потерпевшим от действий причинителя вреда, а также страховщиком последнего.

 

19. Потерпевший вправе предъявить требование о возмещении вреда как к  страховщику, так и к причинителю вреда, поскольку п. 4 ст. 931 Гражданского кодекса РФ предусмотрено право, а не обязанность потерпевшего предъявлять требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы непосредственно страховщику (дело № А60-28055/2004)

 

Общество с ограниченной ответственностью "Н" на основании ст. 1064, 1068, 1079 ГК РФ обратилось в  суд  с иском к  частному охранному предприятию "Э" о взыскании убытков, связанных с утратой товарной стоимости автомобиля, понесенных истцом в результате дорожно-транспортного происшествия,  расходов по экспертизе и  расходов, связанных с оплатой услуг юриста.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме. Суд, руководствуясь ст. 15, 931, 935, 1072 ГК РФ, исходил из того, что в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Постановлением суда апелляционной инстанции  решение отменено, в иске отказано. Суд  пришел к выводу о неправомерности  применения к данным правоотношениям ст. 1072 ГК РФ, указав, что обязанность по возмещению вреда в данном случае в силу Федерального закона "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" возложена на страховую компанию, поскольку риск гражданской ответственности частное охранное предприятие "Э" как владельца транспортного средства по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, был застрахован и определенное названным Законом страховое возмещение достаточно, чтобы полностью возместить причиненный вред.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.05. 2005 года  N Ф09-1248/05 постановление суда апелляционной инстанции отменено по следующим основаниям.

В результате дорожно-транспортного происшествия, происшедшего по вине водителя ответчика, истцу причинен ущерб, размер которого подтвержден материалами дела и состоит из стоимости восстановительного ремонта,  утраты товарной стоимости и стоимости услуг автоэксперта.

 На основании договора страхования, заключенного открытым акционерным обществом "В" (страховщик) и  частным охранным предприятием "Э" (страхователь), страховщик выплатил истцу страховое возмещение в размере расходов на восстановительный ремонт автомобиля (без учета утраты товарной стоимости и услуг эксперта).

           Согласно положениям п. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ).

  Указанная норма предусматривает возмещение вреда, причиненного имуществу юридического лица, в полном объеме лицом, причинившим вред.

 В силу ст. 1072 ГК РФ юридическое лицо, застраховавшее свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (ст. 931, п. 1 ст. 935 ГК РФ), в случае, когда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причиненный вред, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Исходя из толкования указанной нормы, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что ее положения не исключают ответственность причинителя вреда возместить причиненный им вред в том случае, когда вред не возмещен потерпевшему страховщиком.

В случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы (п. 4 ст. 931 ГК РФ).

Таким образом, учитывая, что п. 4 ст. 931 ГК РФ предусмотрено право, а не обязанность потерпевшего (истца) предъявить требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы непосредственно страховщику, истец вправе предъявить такое требование, как к причинителю вреда, так и к страховщику.

 

20. Убытки, причиненные выплатой страхового возмещения по договору страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, не подлежат взысканию на основании ст.965 ГК РФ со страховой организации, если водитель, по вине которого причинен вред, по страховому полису не включен в круг лиц, допущенных к управлению данным транспортным средством (дело № А60- 40046/2004)

 

Открытое акционерное общество «В» обратилось в  суд с иском к страховой организации «Р» о взыскании  страхового возмещения, выплаченного по договору страхования.

Решением суда  в иске отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от 04.07.2005 года  N Ф09-1995/05 судебные акты оставлены без изменения в связи со следующим.

Истец произвел выплату страхового возмещения в связи с дорожно-транспортным происшествием.

Согласно ст. 965 ГК РФ к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы имеет право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

В силу ст. 1 Федерального закона «Об обязательном страховании ответственности владельцев транспортных средств» страховщик обязуется за обусловленную договором плату при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы.

Собственником транспортного средства, которым управлял водитель С., виновный в совершении ДТП, гражданская ответственность застрахована  в обществе «Р», однако в круг лиц, допущенных к управлению данным транспортным средством водитель С. не включен.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что у ответчика отсутствуют договорные обязательства по возмещению ущерба, причиненного С., в результате совершения ДТП, так как по договору была застрахована ответственность других лиц. Лицом, ответственным за убытки, возмещенные в результате страхования, является водитель С., управлявший автомобилем.

 

 

 

VI. Иные виды договоров

 

21. Убытки в виде расходов на проведение текущего ремонта железнодорожных путей подлежат взысканию с лица, не исполнившего обязанность по осуществлению такого ремонта, установленную договором на эксплуатацию железнодорожных путей (дело № А60-37075/04)

 

  Общество с ограниченной ответственностью «Т» обратилось в  суд с иском о взыскании с открытого акционерного общества «Р» суммы убытков, причиненных неисполнением ответчиком принятых на себя договорных обязательств.

Решением суда иск удовлетворен в полном объеме.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от     14.06. 2005 г. Ф09-1703/05 судебные акты оставлены без изменения исходя из следующего.
          Между обществами "Т" и "Р", заключен договор на эксплуатацию железнодорожного подъездного пути общества "Т", по условиям которого  ответчик обязан ежегодно производить текущий ремонт железнодорожного пути.

Согласно предписанию, составленному ревизором безопасности движения поездов по результатам плановой проверки состояния подъездных путей, пути и стрелочные переводы находятся в неисправном состоянии. Общество "Т" предписано заключить в кратчайшие сроки со специализированной организацией договор на ремонтные работы подъездных. Во исполнение данного предписания, истец заключил ряд договоров на поставку шпал, договоры на ремонт железнодорожных путей.

Установив, что выполнение ремонтных работ, а следовательно, и исполнение истцом обязанностей по устранению недостатков, указанных в предписании, подтверждается материалами дела, доказательств выполнения ответчиком своих договорных обязательств по текущему ремонту железнодорожных подъездных путей не представлено, размер финансовых затрат истца на исполнение обязанностей ответчика подтвержден первичными платежными документами, суд в соответствии со ст. 15, 393 ГК РФ удовлетворил исковые требования, взыскав с ответчика в пользу общества "Т" сумму понесенных убытков.

 

22. Убытки как мера ответственности банка за нарушение условий аккредитива не подлежат взысканию с исполняющего банка, если представленные для выплаты по аккредитиву документы по внешним признакам соответствуют условиям аккредитива, поскольку в этом случае действия банка являются правомерными (дело № А60-27887/2004)

 

Общество с ограниченной ответственностью «У» обратилось в  суд  с иском к  банку о взыскании убытков, возникших вследствие неправомерного открытия аккредитива и процентов за пользование чужими денежными средствами, считая, что оснований для исполнения аккредитива в данном случае не имелось в связи с несоответствием представленных поставщиком документов по внешним признакам условиям аккредитива. 

Решением суда  в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа     от 23.05.2005 г. N Ф09-1361/05 судебные акты оставлены без изменения исходя из следующего.

Между обществами «У» и «Д» заключен договор поставки, в соответствии с которым  общество «Д» обязалось поставить  истцу трубную продукцию, при этом  расчеты по договору производятся путем открытия покрытого аккредитива на сумму поставляемой продукции.

     В соответствии с условиями договора истцом был выставлен аккредитив с указанием условий аккредитива: аккредитив  подлежит исполнению при условии представления  поставщиком  заверенных им копий сертификатов качества  и квитанций о приеме груза по установленной форме, оригиналов счета-фактуры на товар и счета фактуры на транспортные услуги.

     Исполняющим банком произведен платеж получателю средств по аккредитиву - общество «Д» на основании представленных последним документов.

      В соответствии со ст.ст. 870, 871 ГК РФ для исполнения аккредитива  получатель средств предоставляет в исполняющий банк документы, подтверждающие выполнение всех условий аккредитива; при нарушении хотя бы одного из них  исполнение  аккредитива не производится; исполняющий банк отказывает в принятии документов, которые по внешним признакам не соответствуют условиям аккредитива. Статьей 872 ГК РФ предусмотрена ответственность банка за нарушение условий аккредитива.

Суд пришел к выводу о том, что представленные поставщиком документы полностью соответствовали условиям аккредитива.

     Ссылка истца на отдельные недостатки формы представленных копий квитанций о приеме груза судом отклонена, поскольку  нарушение правил заполнения квитанции о приеме груза (отсутствие или незаполненность отдельных граф) является предметом взаимоотношений грузоотправителя и перевозчика, банк же, приняв копии квитанций о приемке груза установленной формы, исполнил условие аккредитива.

Судом также не приняты во внимание доводы истца о том, что банк не вправе был исполнять аккредитив, поскольку количество трубной продукции, указанное в квитанциях о приемке груза, не совпадает с количеством, указанным в сертификатах качества. Суд указал, что сертификаты качества являются документами, удостоверяющими именно качественные характеристики товара, но не его количество; более того, в условиях аккредитива не указано количество товара, подлежавшего поставке и оплате.

     Таким образом, документы, по внешним признакам соответствующие условиям аккредитива, банку были предоставлены, в связи с чем произведенный по нему платеж не может быть признан необоснованным. Поскольку обязанности банка по раскрытию аккредитива исполнены надлежащим образом, основания для применения ответственности по ст.872, 395 ГК РФ отсутствуют.

 

  23. Убытки не подлежат взысканию с субсидиарного должника, если основной должник ликвидирован и требование к основному должнику не было предъявлено в установленном порядке (делоА60-31655/2004)

 

Предприниматель  обратилась в суд с иском о взыскании с администрации муниципального образования в порядке субсидиарной ответственности убытков, которые были взысканы в пользу истца с Комитета по управлению муниципальным имуществом вступившим в законную силу судебным актом,  но не выплачены в связи с отсутствием у комитета денежных средств. Истец полагает, что муниципальное образование в лице администрации должно нести субсидиарную ответственность как собственник имущества по долгам комитета на основании п.2 ст.120 ГК РФ.

Решением суда  в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа  от    15.06. 2005 № Ф09-1661/05 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

В силу ст. 120 ГК РФ учреждение отвечает по своим обязательствам находящимися в его распоряжении денежными средствами, а при их недостаточности субсидиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества.

Согласно п. 6 ст. 63 ГК РФ, при недостаточности у ликвидируемого учреждения денежных средств для удовлетворения требований кредиторов последние вправе обратиться в суд с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет собственника имущества этого учреждения.

В соответствии с определенным ст. 63 ГК РФ порядком ликвидации юридического лица для предъявления требований кредиторами устанавливается определенный срок, по истечении которого ликвидационной комиссией составляется промежуточный ликвидационный баланс, в котором содержатся сведения о составе имущества должника и перечне предъявленных кредиторами требований.

Если по данным промежуточного баланса у ликвидируемого юридического лица недостаточно денежных средств для удовлетворения заявленных кредиторами требований, ликвидационная комиссия продает с публичных торгов иное его имущество. При недостатке этого имущества возможно обращение с иском об удовлетворении оставшейся части требований за счет имущества лиц, несущих в соответствии с законом дополнительную (субсидиарную) ответственность по долгам ликвидируемого юридического лица.

Доказательств того, что предприниматель в установленном законом порядке заявила свои требования к ликвидируемому комитету до составления промежуточного ликвидационного баланса, истцом не представлено.

По общему правилу, обязательство прекращается ликвидацией юридического лица, кроме случаев, когда исполнение обязательства ликвидированного юридического лица возлагается на другое лицо (ст. 419 ГК РФ).

Поскольку заявителем нарушен установленный законом порядок предъявления требований к основному должнику и доказательств того, что функции комитета после его ликвидации были возложены на какое-либо иное юридическое лицо, в материалах дела не содержится, суды отказали истцу в привлечении администрации к субсидиарной ответственности по долгам комитета.

   

 

 



[1] Подготовлено Краснобаевой И.А., Скуратовским М.Л., Гонгало Ю.Б.

   Утверждено Президиумом Арбитражного суда Свердловской области 22.09.2006

[2]Постановления Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.05. 2005 г.  N Ф09-1244/05, от 12.05. 2006 г. N Ф09-3547/06, от 22.02. 2006 г N Ф09-757/06, от 29.08.2005 г. N Ф09-4498/04, от 09.02.2005 г. N Ф09-144/05.

[3] Уплата налога является публично-правовой обязанностью, которая подлежит исполнению лично налогоплательщиком в соответствии нормами Налогового кодекса РФ. Гражданское право в силу своего характера и направленности на регулирование отношений, складывающихся в сфере частного права, не применимо к налоговым правоотношениям, являющимся разновидностью отношений публично-правовых.

    В соответствии со ст.15 ГК РФ убытки понимаются как расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Однако, лицо, являющееся плательщиком НДС в силу главы 21 НК РФ, в любом случае, в том числе и при отсутствии нарушения своего права, обязано уплатить сумму налога в федеральный бюджет, поскольку такая обязанность возложена на него  налоговым законодательством. В связи с этим,  сумма НДС не подлежит включению в состав убытков как меры гражданско-правовой ответственности, применяемой к контрагенту по договору за неисполнение гражданско-правового обязательства.