Цветкова С.А., Валеев М.М., Гонгало Ю.Б.

 

Особенности рассмотрения споров, связанных с применением норм Гражданского кодекса

Российской Федерации о неосновательном обогащении

 

 

Обязательства вследствие неосновательного обогащения представляют собой особый вид обязательств, необходимыми условиями возникновения которых являются следующие:

1) приобретение или сбережение имущества за счет другого лица, т.е. увеличение или сохранение в прежнем размере имущества на одной стороне явилось результатом соответствующего его уменьшения на другой стороне;

2) приобретение или сбережение произошло без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Вопрос о месте института неосновательного обогащения в системе права и соотношении требований о неосновательном обогащении с другими требованиями традиционно относится к числу дискуссионных. Представляется, что кондикционное обязательство является универсальным для всех случаев, когда одно лицо приобретает (сберегает) имущество за счет другого без правового основания[1]. В этом смысле нормы о неосновательном обогащении подлежат применению всякий раз, когда соответствующие отношения не урегулированы законом, иным правовым актом или договором. При наличии специальных правил (установленных нормами о деликтных обязательствах, о виндикации, об отдельных видах договоров) приоритет отдается этим правилам, нормы же о неосновательном обогащении могут применяться лишь в той части, в какой соответствующие отношения ими не урегулированы[2].

Неосновательное обогащение выступает в форме неосновательного приобретения (получение недолжного, которое может быть следствием исполнения несуществующей обязанности, исполнения обязательства с превышением подлежащей уплате суммы либо количества подлежащего передаче имущества, исполнения прекратившегося обязательства и т.п.) либо неосновательного сбережения (чаще всего сбережение образуется вследствие исполнения обязательства за должника третьим лицом при отсутствии у него обязанности исполнять обязательство должника. Обе формы неосновательного обогащения могут быть результатом как действий (правомерных или неправомерных со стороны любых лиц), так и событий.

В  практике Арбитражного суда Свердловской области нормы о неосновательном обогащении чаще всего применяются при взыскании исполненного по незаключенному договору. Отказ во взыскании неосновательного обогащения, как правило, связан с установлением имеющихся между сторонами договорных отношений.

 

[1] Маковский А.Л. Обязательства вследствие неосновательного обогащения (глава 60)//Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель./Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А., М., 1996.

2 В практике распространены ситуации, когда требования о неосновательном обогащении предъявляются в рамках договора. Обращение к нормам о неосновательном обогащении в данном случае необоснованно, поскольку соответствующий вопрос  может быть разрешен на основании норм, посвященных соответствующему виду договора, общих норм о договорах и обязательствах. Данная позиция нашла отражение и в Информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 г. № 49, п.11.

 

I. Наличие неосновательного обогащения

 

1. Действия во исполнение незаключенного договора приводят к возникновению обязательства из неосновательного обогащения (дело № А60-4726/2005, N А60-7195/05, N А60-20485/04)

 

ОАО «Х» обратилось в суд с иском к ЕМУП о взыскании 166 508 руб., в том числе 156023 руб., составляющих сумму неосновательного обогащения, и 10484 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами, полагая, что денежные средства списаны ЕМУП  без установленных законом и договором оснований.

        Решением суда иск удовлетворен частично. С ЕМУП взыскана сумма неосновательного обогащения и проценты в меньшем размере.

         Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20.06.2005 г. N Ф09-1727/05 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

На основании договора между истцом и ответчиком ЕМУП, выполняющее посреднические функции, приняло на себя обязательство предоставлять ОАО «Х» возможность пользоваться коммунальными услугами, исходя из условий, установленных поставщиками коммунальных услуг.

Согласно имеющимся в деле документам, коммунальные услуги были оказаны в период с января по февраль 2004 г.; ввиду отсутствия приборов учета оплата производилась на основании счетов-фактур, исходя из расчетного количества потребленных услуг.

В июне 2004 г. ЕМУП во исполнение договора платежным требованием произвело безакцептное списание с расчетного счета ОАО «Х» 156023 руб. 18 коп. для оплаты коммунальных услуг, оказанных в январе - феврале 2004 г.

Решением арбитражного суда по другому делу договор о предоставлении коммунальных услуг между истцом и ответчиком признан незаключенным.

С учетом вступившего в законную силу решения арбитражного суда, имеющего преюдициальное значение для рассмотрения данного спора, которым установлено, что договор между истцом и ответчиком является незаключенным, вывод суда о неосновательности обогащения ответчика признан судом кассационной инстанции обоснованным.

Аналогичное решение принято по делу N А60-7195/05 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.08.2005 г. № Ф09-2465).

Данная позиция нашла отражение в судебных актах по делу  N А60-20485/04 (судебные акты оставлены без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.04. 2005 г. N Ф09-1063/05): взыскана в качестве неосновательного обогащения сумма денежных средств, уплаченная в счет исполнения договора о совместной деятельности, признанного незаключенным ввиду отсутствия акцепта со стороны ответчика.
 

2. Неосновательное обогащение имеет место и в случае, когда основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии.

При прекращении обязательств, возникших из предварительного договора, предусматривающего уплату и возврат авансового платежа, уплаченная в счет будущих платежей сумма подлежит взысканию как неосновательное обогащение с начислением процентов в соответствии с п.2 ст.1107 ГК РФ (дело N А60-19872/03)

 

ООО "М" обратилось в суд  с иском к ОАО "П" о взыскании суммы процентов, начисленных на сумму  неосновательного обогащения.

Решением суда в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции  решение оставлено без изменения. Суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что истцом неверно в качестве правового основания иска указаны нормы ст. ст. 1102, 1107 ГК РФ, так как уплата предварительного авансового платежа и его возврат были предусмотрены заключенным между сторонами предварительным договором.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.04.2004 г.  N Ф09-1050/04  судебные акты отменены, исковые требования удовлетворены частично (проценты взысканы в меньшем размере) по следующим основаниям.

Между сторонами был заключен предварительный договор, в соответствии с которым ответчик принял на себя обязательство передать в собственность истца на основании заключения договора купли-продажи нежилое помещение. Тем же договором установлено, что ООО "М" обязуется в срок, указанный в договоре, перечислить для целей погашения имеющейся задолженности по исполнительным производствам,  денежные средства, которые засчитываются в счет авансового платежа за приобретаемый по договору купли-продажи объект недвижимости. В случае нарушения ОАО "П" взятых на себя обязательств ОАО «П» обязуется возместить все причиненные убытки, возвратить полученные от ООО "М" денежные средства и уплатить неустойку.

ООО «М» обязанность по перечислению денежных средств исполнило, основной договор купли-продажи нежилого помещения между сторонами в срок, предусмотренный предварительным договором, заключен не был, однако перечисленная сумма была возвращена истцу только спустя 8 месяцев.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о том, что  сбережение ответчиком данной суммы за период с момента, когда истек срок действия предварительного договора до момента возврата, является неосновательным, и на данную сумму подлежат начислению проценты в силу ст. ст. 395, 1107 ГК РФ.

Поскольку основной договор купли-продажи между сторонами в установленный предварительным договором срок не был заключен, обязательства, предусмотренные предварительным договором, прекратились (п. 6 ст. 429 ГК РФ). Следовательно, основание, по которому денежные средства   могли  удерживаться ответчиком после прекращения действия предварительного договора, отпало.

Таким образом, данная сумма является неосновательным обогащением, и на нее подлежат начислению проценты в соответствии с п.2  ст.1107 ГК РФ.

 

3. Сумма предварительной оплаты, удерживаемая после расторжения договора судом или по соглашению сторон, подлежит взысканию как неосновательное обогащение (дело № А60-27396/03, А60-3460/2005)

 

ООО “А” обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с иском к ООО “Б” о расторжении договора строительного подряда и взыскании излишне перечисленной предварительной оплаты.

Решением суда договор подряда расторгнут, с ООО "Б" в пользу ООО "А" взыскана сумма неосновательного обогащения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21.04.2004 г.  N Ф09-1225/04 решение оставлено без изменения в связи со следующим.

Между ООО "А" и ООО "Б" заключен договор подряда на строительство, в соответствии с которым ответчик принял на себя обязанности генерального подрядчика по возведению ограждения участка и строительства домика охраны, а истец обязался принять выполненные работы и оплатить их.

К установленному сторонами в договоре сроку окончания работ выполнено 30% от общего объема работ по договору. Поскольку допущенное нарушение срока выполнения работ, указанного в договоре строительного подряда, является существенным, суд на основании ст. 450 ГК РФ удовлетворил требование истца о расторжении договора.

В качестве предварительной оплаты по договору истцом ответчику уплачена сумма, значительно превышающая стоимость выполненных работ. После расторжения договора у ответчика отсутствуют правовые основания для удержания полученных сверх стоимости выполненных работ денежных средств, поэтому вывод суда о наличии неосновательного обогащения на стороне ответчика признан судом кассационной инстанции обоснованным.

Аналогичное решение принято по делу № А60-3460/2005 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 25.07.2005 г. № Ф09-2283/05): в связи с расторжением договора подряда у ответчика не имелось оснований для удержания денежных средств, полученных от истца в качестве аванса по договору подряда и не освоенных при проведении строительных работ, поэтому не освоенные подрядчиком средства заказчика признаны его неосновательным обогащением.

 

4. Нормы о неосновательном обогащении подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, но не в соответствии с его условиями.

Суммы, излишне уплаченные в возмещение ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением работ по договору подряда, подлежат взысканию как неосновательное обогащение (А60-15102/2005)

 

  ЗАО «Т» обратилось в суд с иском к ОАО «Р» о взыскании суммы неосновательного обогащения ответчика вследствие ошибочного перечисления истцом денежных средств и  процентов по ст. 395, 1107 ГК РФ.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично: взыскана сумма неосновательного обогащения в размере заявленных требований и проценты в меньшем размере.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 02.03.2006 г. № Ф09-148/06 судебные акты оставлены без изменения.

Судебные инстанции исходили из следующего.

Между ОАО «Р» (заказчик) и ЗАО «Т» (подрядчик) был заключен договор подряда. Решением суда общей юрисдикции в пользу гражданина в возмещение ущерба, причиненного затоплением квартиры, взыскана сумма 359 395 руб., при этом установлено, что до 20 % ущерба причинено в результате ненадлежаще выполненных кровельных работ, проводимых истцом.

Истец, участвовавший в данном деле в качестве третьего лица, перечислил ответчику всю сумму в размере 359 395 руб. в возмещение ущерба. Между тем, ущерб был причинен не только в результате действий истца, но и в основной части бездействием ответчика. Следовательно, обязательство истца по возмещению причиненного ущерба в размере 20 % от суммы 359 395 руб. составляет 71 879 руб., в связи с этим остальная часть суммы перечислена ответчику ошибочно и признана его неосновательным обогащением.

Уплата суммы 287 516 руб. была произведена в связи с наличием между сторонами договора подряда на выполнение кровельных работ, но не на основании его, так как решением  суда общей юрисдикции установлена степень вины подрядчика в размере 20 % от суммы причиненного ущерба.

  Возможность применения правил, установленных главой 60 ГК РФ, к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством, если иное не установлено Гражданским кодексом, другими законами или правовыми актами и не вытекает из существа соответствующих отношений, предусмотрена положениями ст.1103 ГК РФ.

 Поскольку особых правил о возврате излишне уплаченных сумм в возмещение убытков, причиненных некачественным выполнением работ, законодательство не предусматривает и из существа рассматриваемых отношений невозможность применения правил о неосновательном обогащении не вытекает, подлежат применению правила ст. 1102 ГК РФ.

 

5. Сумма денежных средств, переданных сверх цены, обусловленной договором, подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения на основании пункта 3 ст.1103 Гражданского кодекса РФ (дело N А60-12974/03)

 

  Предприниматель А.  обратилась в суд с иском к предпринимателю Н. о взыскании суммы неосновательного обогащения в виде излишне выплаченной суммы по договору  купли-продажи помещения магазина и процентов, начисленных в соответствии со ст. 1107 ГК РФ.

  Решением суда с предпринимателя Н. в пользу предпринимателя А. взыскана сумма неосновательного обогащения и процентов в меньшем размере.

  Постановлением апелляционной инстанции  решение оставлено без изменения.

         Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20.04.2004 г. № Ф09-1047/04 судебные акты оставлены без изменения исходя из следующего.          

 Между Н. (продавец) и А. (покупатель) заключен договор купли-продажи  помещения магазина, цена недвижимого имущества указана в пункте 2 договора и составила 50 000 руб. До заключения договора А. передала Н. 186 767 руб.

Основываясь на статьях  420, 432, 434 ГК РФ, а также специальных нормах о купле-продаже недвижимости  (ст. ст. 554, 555 ГК РФ), суды всех инстанций  пришли к выводу о том, что стороны при заключении договора купли-продажи общей волей определили стоимость имущества в размере 50 000 руб., при этом все условия договора купли-продажи сторонами были выполнены, а денежные средства в размере 136 747 руб., переданные истцом ответчику сверх обусловленной договором купли-продажи цены недвижимого имущества – 50 000 руб., являются неосновательным обогащением ответчика.

Таким образом, поскольку получение Н. денежных средств в сумме 136 747 руб., от А. подтверждается материалами дела и не оспаривается ответчиком, доказательств наличия законных оснований для получения денежных средств Н. не представлено, суды обоснованно, руководствуясь ст. ст. 395, 1102, п.3 ст.1103, п. 2 ст.1107 ГК РФ, пришли к выводу о наличии неосновательного обогащения в сумме  136 747 руб.

 

6. Денежные средства, перечисленные ошибочно в счет договора, по которому оплата произведена ранее или срок действия которого прекращен, подлежат взысканию как неосновательное обогащение

Пункт 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней  (дело N А60-8610/05)

 

 

ООО "Ф" обратилось в  суд  с иском о взыскании с ООО "П"  руб. неосновательного обогащения в виде ошибочно перечисленной ответчику суммы арендной платы, указывая, что арендная плата за весь период действия договора аренды внесена истцом в полном объеме, срок действия договора аренды на момент перечисления денежных средств истек.

Решением суда исковые требования удовлетворены.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.09.2005 г. № Ф09-2929/05 решение оставлено без изменения.

Анализируя договор аренды и дополнительное соглашение к нему, судебные инстанции пришли к выводу о том, что между истцом и ответчиком  существовали гражданско-правовые отношения по договору аренды. В последующий период стороны договорились об изменении размера арендной платы. Материалами дела подтверждается надлежащее исполнение истцом обязательства по внесению арендной платы за весь срок действия договора, учитывая согласованные в дополнительном соглашении изменения, касающиеся размера.

При таких обстоятельствах судами сделан вывод о доказанности факта получения ответчиком от истца денежных средств без установленных законом или сделкой оснований, в связи с чем в силу п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации ответчик обязан возвратить истцу неосновательное обогащение.

Ссылка ответчика на необходимость  применения при разрешении спора п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации  отклонена, так как п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней. Поскольку истец не имел намерения передать денежные средства в дар и в силу п.4 ст.575 ГК РФ дарение между коммерческими организациями не допускается, оснований для применения п.4 ст.1109 ГК РФ не имеется.

 

7. Денежные средства, составляющие стоимость предоставленных субъекту общей долевой собственности коммунальных услуг, расходы на содержание или ремонт общего имущества являются неосновательным сбережением участника долевой собственности и подлежат взысканию в качестве неосновательного обогащения в пользу лица, за счет которого произошло сбережение (дело N А60-10999/03)

 

ОЖЭК  обратился в суд с иском о взыскании с ООО «Т» суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь на то, что в силу ст. ст. 249, 290 ГК РФ ответчик, как участник долевой собственности, обязан соразмерно со своей долей нести бремя расходов на содержание, ремонт общего имущества и оплачивать коммунальные услуги. Следовательно, сбереженные ответчиком денежные средства, составляющие стоимость потребленной тепловой энергии, оплата за которую произведена истцом, являются для ООО «Т» неосновательным обогащением.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично (неосновательное обогащение и проценты взысканы в меньшем размере в связи с истечением срока исковой давности по отдельным периодам и неверным расчетом истца).

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.03.2004 г. № Ф09-508/04 судебные акты оставлены без изменения.

  ООО "Т" является собственником встроенного помещения, расположенного на первом этаже здания, которое эксплуатируется ОЖЭК. Принадлежащее ответчику помещение является неотъемлемой частью данного дома  и соединено с ним общими коммунальными сетями.

Принимая во внимание обязанности участника общей долевой собственности, предусмотренные ст.ст. 249, 290 ГК РФ, и установив, что договор между сторонами не заключался, доказательств возмещения оплаты расходов по теплоснабжению принадлежащего ему помещения пропорционально своей доли ответчик не представил, суды всех инстанций сделали  вывод о том, что ООО "Т" обязано возместить неосновательно сбереженные за счет истца денежные средства, уплаченные за поставленную тепловую энергию.

 Аналогичная позиция выражена по делу N А60-30968/2004 (постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.05.2005 г. № Ф09-1373/05 решение оставлено без изменения).

 

8. Расходы по содержанию и эксплуатации здания подлежат взысканию в качестве неосновательного обогащения в пользу понесшего их лица с лиц,  фактически занимающих помещения в этом здании, независимо от того, на каком основании осуществляется пользование нежилыми помещениями, находящимися в здании (делоА60-25010/2003)

 

ОАО "С" обратилось в  суд с иском к  управлению Госторгинспекции  о взыскании  неосновательного обогащения в виде сбереженных средств по общим расходам на содержание здания, в котором ответчик занимает нежилые помещения, ссылаясь в обоснование требований  на то, что он осуществлял текущее обслуживание здания, в том числе помещений, которыми пользовался ответчик, поэтому стоимость полученных, но не оплаченных ответчиком услуг составляют сумму неосновательного обогащения.

Решением суда иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 30.08.2004 г. № Ф09-2778/04 судебные акты оставлены без изменения.

Судебные инстанции исходили из следующего.

Часть помещений в многоэтажном здании находится в собственности истца, который фактически осуществлял содержание здания в целом, в связи с чем понес затраты на общее содержание и эксплуатацию здания.

Ответчик занимает отдельные помещения, находящиеся в данном здании по договору аренды. Пользуясь нежилыми помещениями, ответчик пользовался и услугами по их текущему обслуживанию. Оплату этих услуг он не производил, в результате чего сберег за счет другого лица - ОАО "С", денежные средства.

Основываясь на ст.1102 ГК РФ, суд взыскал с ответчика в качестве неосновательного сбережения сумму общих расходов, определенную пропорционально площади занимаемых помещений.

Доводы ответчика о том, что истец не является балансодержателем здания, так как в силу п. 4 ст. 214, ст. ст. 294, 296 ГК РФ здание не могло быть передано ему на праве хозяйственного ведения, а также о том, что договор аренды, по которому он занимает помещения, не заключен, отклонены. Суд кассационной инстанции указал, что ОАО "С" по договору с собственником фактически содержало здание, вследствие чего вправе в соответствии со ст. 1102 ГК РФ требовать возмещения ему части расходов за счет лиц, фактически занимающих помещения в этом здании, независимо от того, на каком основании эти лица пользуются нежилыми помещениями, находящимися в здании.

 

9. Сумма процентов за пользование кредитом, уплаченная после исполнения обязанности по возврату кредита, подлежит взысканию с банка как неосновательное обогащение (дело N А60-25995/2003)

 

ООО "Т" обратилось в  суд  с иском к банку о взыскании  суммы излишне уплаченных процентов за пользование кредитом по кредитному договору  и  процентов за пользование чужими денежными средствами на основании ст. ст. 395, 809, 1102, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.06.2004 г. № Ф09-2024/04  судебные акты оставлены без изменения.

Между банком и ООО "Т" (заемщик) заключен договор, в соответствии с которым банк предоставил заемщику кредит. Договором предусмотрена плата за пользование кредитом в размере 23% годовых, начисляемых на сумму фактической задолженности по кредиту, а также  договором заемщику предоставлено право погасить кредит досрочно.

Истец воспользовался предоставленным правом и досрочно погасил кредит в полном объеме. Следовательно, уплаченная после погашения кредита сумма процентов является неосновательным обогащением банка и удерживается им неправомерно.

Согласно ч. 2 ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен быть узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Из материалов дела усматривается, что банк должен был узнать о неосновательности пользования денежными средствами с даты получения последнего платежа в погашение кредита. 

При таких обстоятельствах иск о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами по ст.395 ГК РФ подлежит удовлетворении.

 

 

11. Предметом неосновательного обогащения могут быть  ценные бумаги.

Неправомерное завладение векселедателем выданными им векселями влечет возникновение обязательства из неосновательного обогащения, при этом не имеет значения по воле или помимо воли приобретателя произошло неосновательное приобретение. Сам факт умаления охраняемых законом имущественных интересов потерпевшего выражает объективную противоправность неосновательного обогащения.

Проценты в соответствии с п.2 ст.1107 ГК РФ не подлежат начислению на вексельную сумму, взыскиваемую в качестве неосновательного обогащения, поскольку объектом неосновательного обогащения выступают ценные бумаги (векселя), а не денежные средства (дело N А60-9027/04)

 

ООО "Л" обратилось в суд с иском о взыскании с ФГУП "У" 17 млн. руб., в том числе 12 млн. руб. неосновательного обогащения в связи с приобретением ответчиком без правовых оснований принадлежащих истцу векселей и невозможностью их возврата, 5 млн. руб. процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда иск удовлетворен частично: взыскано 12 млн. руб. неосновательного обогащения, во взыскании процентов отказано ввиду того, что проценты подлежали взысканию за иной период, чем указанный истцом.

         Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено. взыскано 10 млн. руб. неосновательного обогащения, поскольку права по одному из векселей (номиналом 2 млн.) в установленном законом порядке были переданы истцом другому лицу. Во взыскании процентов отказано, поскольку объектом неосновательного обогащения ответчика являлись ценные бумаги (векселя), а не денежные средства, следовательно,  взыскание процентов не соответствует требованиям пункта 2 статьи 1107 ГК РФ. 

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.05.2005 г. № Ф09-1287/05 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения исходя из следующего.

По протоколу выемки  у ООО "Л" в связи с расследованием уголовного дела были изъяты пять векселей и в нарушение ст. 84, 85 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР переданы векселедателю.

Исходя из ст.ст. 34, 77 Положения о простом и переводном векселе возможность осуществления прав по  данным векселям в порядке, установленном в указанном Положении, истцом утрачена.

Таким образом, на основании ст.1102 ГК РФ ответчик признан неосновательно обогатившимся векселедателем.

Довод ответчика о том, что истец не использовал имевшиеся возможности  предъявления спорных векселей к платежу до изъятия их следственными органами  и обжалования действий следственных органов  по изъятию векселей у истца и передаче их ответчику, отклонен. Правила о возврате неосновательного обогащения, предусмотренные ст. 1102 ГК РФ, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Не принята ссылка ответчика на истечение срока исковой давности по требованию о взыскании неосновательного обогащения. Началом течения этого срока ответчик считал дату изъятия у истца следственными органами спорных векселей по протоколу выемки. Между тем, как указал суд апелляционной инстанции, срок исковой давности  по требованию о возврате неосновательно приобретенного имущества не может начаться ранее  самого факта неосновательного обогащения и соответственно, возникновения у потерпевшего права требовать его возврата. О передаче следственными органами векселей ответчику истец узнал из письма прокуратуры, поэтому срок исковой давности не истек.

Суд кассационной инстанции поддержал доводы суда апелляционной инстанции о том, что проценты взысканию не подлежат, поскольку в данном случае предметом неосновательного обогащения явились не денежные средства, а ценные бумаги, в то время как п. 2 ст. 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает начисление процентов по правилам ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации только на сумму неосновательного денежного обогащения.

 

II. Отсутствие неосновательного обогащения

 

А. Материально-правовые основания

 

12. Наличие между сторонами спора действующего договора свидетельствует об отсутствии неосновательности обогащения (дело N А60-7413/2005, N А60-7224/04, А60-2066/04)

 

ЗАО "П" обратилось в  суд  с иском к администрации г. Екатеринбурга о взыскании суммы неосновательного обогащения, полагая, что обязательство ЗАО «П» как арендатора земельного участка исполнено с превышением подлежащей уплате суммы, и администрация г. Екатеринбурга неосновательно получила 34764 руб. 98 коп

Решением суда первой инстанции  в удовлетворении иска отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 08.08.2005 г. № Ф09-2475/05 решение оставлено без изменения по следующим основаниям.

Между администрацией г. Екатеринбурга (арендодатель) и ЗАО "П" (арендатор) был заключен договор аренды земельного участка.

ЗАО "П" заключило с индивидуальным предпринимателем Н. договор купли-продажи,  в соответствии с которым предприниматель Н. приобрела в собственность часть помещений, расположенных в административном здании, находящемся на арендованном истцом участке, при этом ЗАО "П" выставляло  Н. счета на частичное возмещение затрат по арендной плате за данный земельный участок.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа по другому делу с ЗАО "П" в пользу предпринимателя Н. взыскано 34764 руб. 98 коп. неосновательного обогащения.

Отказывая в иске, суды исходили из того, что  арендная плата вносилась ЗАО "П" на основании договора аренды земельного участка, который являлся  действующим, не был изменен либо расторгнут.

Таким образом, ЗАО "П" уплачивало арендные платежи в соответствии с надлежащим образом заключенным договором аренды и, следовательно, денежные средства были получены администрацией г. Екатеринбурга правомерно.

Аналогичные доводы приведены в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 31.08.2004 г. № Ф09-2802/04: решение суда о взыскании неосновательного обогащения отменено, дело направлено на новое рассмотрение, поскольку предварительная оплата перечислена в соответствии с условиями договора подряда, доказательства расторжения которого в материалах дела отсутствуют, следовательно, нет оснований для применения норм главы 60 ГК РФ.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.11.2004 г. № Ф09-3754/04 оставлено без изменения решение суда об отказе во взыскании суммы неосновательного обогащения, поскольку денежные средства получены ответчиком на законном основании - договоре о совместной деятельности, доводы о ничтожности которого судом отклонены.

 

13. Исполнение, произведенное в счет незаключенного договора, не подлежит взысканию в качестве неосновательного обогащения, если фактически лицо получило встречное предоставление по такому договору и в свою очередь извлекло имущественную выгоду (делу N А60-31656/2004)

 

ООО "М" обратилось в  суд с иском к Администрации муниципального образования, Министерству финансов Российской Федерации, Министерству финансов Свердловской области о взыскании неосновательного обогащения в виде суммы арендных платежей, уплаченных по незаключенному договору.

Решением суда  в удовлетворении иска отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции оставлено без изменений.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.05.2005 г. № Ф09-1157/05 судебные акты оставлены без изменения в связи со следующим.

Между комитетом по управлению городским имуществом и ООО "М" был подписан договор аренды земельной доли сроком на 2 года. Исходя из норм статей 131, 609 ГК РФ договор аренды недвижимого имущества на срок более года подлежит государственной регистрации в установленном порядке. Поскольку государственная регистрация не произведена, суды пришли к выводу о том, что договор не является заключенным.

Таким образом, договорные основания для получения денежных средств в виде арендной платы отсутствуют. Соответственно,  у ООО "М" отсутствуют правовые основания для пользования земельным участком, на котором расположено здание, помещения в котором оно арендует. Тем не менее, фактически  такое пользование имело место.

Федеральным законом "О плате за землю" от 11.10.1991 N 1738-1 установлено, что использование земли в Российской Федерации является платным (ст. 1).

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что, хотя ООО "М" и уплачивало арендные платежи в отсутствие надлежащим образом заключенного договора аренды, взамен оно получило право пользования земельным участком, поэтому неосновательное обогащение в виде платежей по незаключенному договору взысканию не подлежит. Сумма арендной платы была согласована сторонами при подписании договора краткосрочной аренды земельной доли от 06.07.2000 N 1-11 и представляется соразмерной стоимости неосновательного пользования земельным участком.

 

14. При исполнении обязательства за должника третьим лицом в соответствии со ст.313 ГК РФ,  неосновательное обогащение на стороне кредитора отсутствует, поскольку для получения денежных средств имеются правовые основания. 

В данном случае неосновательное обогащение может возникнуть на стороне должника, за которого исполнено обязательство (дело N А60-22431/2004)

 

  ОАО "Т" на основании ст. 1102 ГК РФ, ст. 21, 22 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", обратилось в суд с иском к арбитражному управляющему Ш., саморегулируемой организации арбитражных управляющих о взыскании суммы неосновательного обогащения, перечисленной в счет уплаты в компенсационный фонд и членских взносов в саморегулируемую организацию.   

Решением суда сумма неосновательного обогащения взыскана с саморегулируемой организации арбитражных управляющих на основании п. 2 ст. 21 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве), предусматривающей оплату взносов членов саморегулируемых организаций арбитражных управляющих  за счет личных средств,  п. 1 ст. 1102 ГК РФ исходя из того, что отсутствуют правовые основания для перечисления Ш. денежных средств   на счет  саморегулируемой организации арбитражных управляющих, в связи с чем у последнего возникло неосновательное обогащение в указанной сумме.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано, производство по иску к Ш. прекращено в связи с отказом истца от иска. Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что у ответчика имелись правовые основания для получения указанных денежных средств, поскольку в данном случае имело место исполнение обязательств третьим лицом - истцом в порядке ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем положения ст. 1102 названного Кодекса применению не подлежат.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26.04.2005 г. N Ф09-1015/05 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. Суды апелляционной и кассационной инстанции исходили из следующего.

Ш. являлся конкурсным управляющим ОАО "Т" и состоял членом в   саморегулируемой организации арбитражных управляющих. ОАО "Т" перечислило   саморегулируемой организации арбитражных управляющих денежные средства в  счет исполнения обязательств арбитражного управляющего по платежам в компенсационный фонд и членских взносов.

Получив денежные средства, перечисленные ОАО "Т" за арбитражного управляющего Ш, ответчик правомерно зачислил их в счет исполнения обязательств арбитражного управляющего по платежам в компенсационный фонд и членских взносов, поскольку в силу ст. 313 Гражданского кодекса Российской Федерации не вправе был отказаться принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом. При этом отклонен довод заявителя кассационной жалобы о том, что обязательства по уплате взносов и платежей в компенсационный фонд должны исполняться арбитражными управляющими лично.

Таким образом, основания для получения денежных средств имелись и, следовательно, положения ст.1102 ГК РФ применению не подлежат.

  Суд апелляционной инстанции указал, что необоснованное  сбережение денежных средств могло иметь место  у Ш., однако от исковых требований к Ш. истец отказался и отказ принят судом.

 

15. Требование о взыскании неосновательного обогащения, адресованное лицу, не получившему имущественной выгоды от полученных денежных средств, не подлежит удовлетворению.

В случае признания недействительными торгов, проведенных в рамках исполнительного производства, либо признания недействительным или незаключенным договора по итогам проведения торгов не подлежат взысканию по правилам главы 60 ГК РФ денежные средства, уплаченные  в качестве вознаграждения  агентам, поверенным, комиссионерам, организаторам торгов, либо полученные другим лицом и предназначенные для уплаты этим лицам, а также денежные средства, полученные подразделением службы судебных приставов и направленные на погашение задолженности должника (дело № А60-12445/2003)

 

ЗАО «М» обратилось в суд  с иском к ООО «А» о взыскании  неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами, а также к подразделению службы судебных приставов о взыскании убытков, возникших в связи с признанием торгов, проведенных ответчиками в рамках исполнительного производства, недействительными, и процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование иска ЗАО ссылалось на то, что в результате исполнения условий торгов оно уплатило продавцу стоимость недвижимости, часть этой суммы ООО «А» перечислило на депозитный счет подразделению службы судебных приставов, а часть оставило себе. Истец полагал, что указанные суммы являются для ответчиков неосновательным обогащением, так как приобретенной на основании торгов недвижимости оно не получило, денежные средства ему не возвращены.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано исходя из того, что оснований для взыскания с ответчиков денежных сумм по правилам о неосновательном обогащении не имеется, поскольку полученные  подразделением  ССП денежные средства распределены между взыскателями, а ООО "А" получило денежные средства на основании договорных отношений, в период, когда торги еще не были признаны недействительными.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено. С ООО "А" в пользу ЗАО "М" взыскана сумма неосновательного обогащения и часть заявленной суммы процентов за пользование чужими денежными средствами. Суд апелляционной инстанции, руководствуясь п. 2 ст. 167 ГК РФ, указал, что организатором торгов и получателем денежных средств от ЗАО "М" являлось ООО "А", поэтому с него и подлежит взысканию сумма неосновательного обогащения и  процентов.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 01.03.2004 г.  N Ф09-403 постановление апелляционной инстанции отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе. Суд кассационной инстанции исходил из следующего.

В результате проведенных в рамках исполнительного производства торгов ЗАО «М» приобрело в собственность недвижимое имущество. Продавцом недвижимости выступил Федеральной долговой центр при Правительстве РФ в лице ООО «А» (ответчика).

Впоследствии торги были признаны недействительными.

Отменяя постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции указал, что  ООО "А" при организации торгов действовало на основании договора поручения, заключенного с Федеральным долговым центром при Правительстве РФ, и доверенности. Следовательно, в соответствии со ст. ст. 182, 971 ГК РФ и  договором права и обязанности по данному договору возникли у Федерального долгового центра при Правительстве РФ, а не у общества.

Поскольку денежные средства, полученные  подразделением ССП, распределены последним в интересах должника в счет удовлетворения требований его взыскателей, а имущество, являющееся предметом договора купли-продажи, покупателю не было передано,  лицом, которое неосновательно сберегло имущество за счет истца, является должник по исполнительному производству.

Таким образом, лицо, действовавшее в качестве поверенного, а также лицо, не имеющее имущественного интереса в получении денежных средств, из обладания которого они выбыли, не являются надлежащими ответчиками по иску о взыскании неосновательного обогащения.

Аналогичные доводы содержатся в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26.04.2005 г. N Ф09-1071/05: не признаны неосновательным обогащением денежные средства, полученные отделением Российского фонда федерального имущества в качестве собственного вознаграждения по агентскому договору,  перечисленные подразделению судебных приставов, а также ЗАО "П" в качестве вознаграждения за проведение торгов по агентскому договору.

 

16. Иск одного из участников общей долевой собственности к другому сособственнику о взыскании неосновательного обогащения  удовлетворению не подлежит ввиду отсутствия неправомерности владения и пользования общим имуществом со стороны ответчика.

 К данным правоотношениям подлежат применению нормы главы 16 Гражданского кодекса РФ об общей собственности, а не нормы главы 60 о неосновательном обогащении (дело N А60-8794/2004)

 

Предприниматель И. на основании статей 395, 1102 ГК РФ обратилась в суд с иском к предпринимателю В. о взыскании суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции  решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 04.10.2004 г. № Ф09-3250/04 судебные акты оставлены без изменения.

Судебные инстанции исходили из следующего.

В период, за который истец просит взыскать неосновательное обогащение в виде неуплаченной арендной платы, спорный объект недвижимости находился у истца и ответчика в общей долевой собственности.

Согласно пункту 1 статьи 247 ГК РФ владение и пользование имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом. Отсутствие такого соглашения не лишает ответчика права владения и пользования спорным помещением.

Следовательно, взыскание неосновательного обогащения с предпринимателя В. по основаниям, предусмотренным статьями 1102, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, невозможно в связи с недоказанностью неправомерности его владения и пользования объектом, находящимся в общей долевой собственности.

Таким образом, в данном случае истец избрал неверный способ защиты своего нарушенного права, поскольку ст.247 ГК РФ наделяет участника общей долевой собственности правом требовать предоставления во  владение и пользование части общего имущества, соразмерной его доле либо выплаты компенсации.

 

17. Сумма денежных средств, перечисленных на счет клиента банка, не подлежит взысканию с банка как неосновательное обогащение, поскольку банк в данном случае не является получателем денежных средств и не может быть субъектом неосновательного обогащения (дело N А60-7411/2005)

 

Отделение Фонда социального страхования Российской Федерации обратилось в  суд  с иском к отделению Сберегательного банка об обязании списать с лицевых счетов умерших пенсионеров излишне перечисленные страховые выплаты.

Решением суда  в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 17.08.2005 г. № Ф09-2571/05 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

В отделении Сбербанка были открыты счета, на которые производилось перечисление ежемесячных страховых выплат в возмещение вреда здоровью фондом на имя трех граждан. Извещений о смерти пенсионеров в банк не поступало, поэтому на их счета после смерти продолжали перечисляться страховые выплаты. В результате им излишне были перечислены страховые выплаты на общую сумму 31890 руб., которая и заявлена истцом ко взысканию.

  При разрешении настоящего спора суды руководствовались положениями гл. 44, 45 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В соответствии со ст. 834, 845 Гражданского кодекса Российской Федерации с момента поступления денежных средств на счет вкладчика к отношениям сторон - вкладчика (клиента) и банка - применяются правила о договоре банковского вклада и банковского счета.

Согласно п. 3 ст. 845 Гражданского кодекса Российской Федерации, банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие, не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по его усмотрению.

Таким образом,  правовых оснований для списания Сбербанком денежных средств со счетов граждан не имеется, поэтому исковые требования удовлетворению не подлежат.

 

18. Сумма профсоюзных членских взносов не подлежит взысканию как неосновательное обогащение в пользу работодателя, на которого Федеральным законом "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" возложена обязанность по их уплате (делу N А60-17076/03)

 

ОАО "С" обратилось в  суд  с иском к Свердловской областной организации профсоюзов работников строительства и промышленности строительных материалов РФ о взыскании 100 357 руб. 60 коп. неосновательного обогащения.

Решением суда исковые требования  удовлетворены.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 04.03.2004 г. № Ф09-451/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Из материалов дела следует, что перечисленная истцом на счет ответчика денежная сумма является членскими профсоюзными взносами, удержанными из заработной платы работников.

В силу пункта 3 ст. 28 "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" при наличии письменных заявлений работников, являющихся членами профсоюза, работодатель ежемесячно и бесплатно перечисляет на счет профсоюза членские профсоюзные взносы из заработной платы работников в соответствии с коллективным договором, соглашением. Работодатель не вправе задерживать перечисление указанных средств.

Таким образом, обязанность по перечислению указанных денежных средств возложена на истца законом, поэтому основания для удовлетворения иска о взыскании неосновательного обогащения отсутствуют.

 

Б. Процессуальные основания

 

19. Истцом по иску о неосновательном обогащении является потерпевший, т.е. лицо, за счет которого другим лицом приобретено или сбережено имущество. При отсутствии доказательств имущественных потерь вследствие приобретения имущественных выгод другим лицом, иск о неосновательном обогащении удовлетворению не подлежит.

Бремя доказывания отсутствия установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для получения или сбережения имущества лежит на истце. При отсутствии таких доказательств иск о взыскании неосновательного обогащения удовлетворению не подлежит  (дело N А60-8639/03)

 

ООО "П" обратилось в  суд  с иском к отделению Сберегательного банка Российской Федерации о взыскании на основании ст. ст. 1107, 395 ГК РФ процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 26.10.2004 г. № Ф09-3535/04 судебные акты оставлены без изменения в связи со следующим.

В  отделение Сбербанка внесены денежные средства для приобретения векселя Сбербанка. В качестве лица, внесшего данную сумму, в квитанции указан М.

В момент оформления документов по векселю выяснилось, что лицом, внесшим и предъявившим паспорт на имя М., является А., в связи с чем в выдаче векселя было отказано.

Согласно ст. 312 ГК РФ, если иное не предусмотрено соглашением сторон и не вытекает из обычаев делового оборота или существа обязательства, должник вправе при исполнении обязательства потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий предъявления такого требования.

Отказываясь возвращать ООО "П" денежные средства, внесенные в кассу Банка по квитанции  от имени М., до подтверждения полномочий ООО "П" распоряжаться данными денежными средствами, Банк действовал в соответствии со ст. 312 ГК РФ, поэтому в его действиях отсутствует неправомерное удержание денежных средств или уклонение от их возврата.

Таким образом, истцом не доказано его правомочие на истребование данных средств как неосновательного обогащения и отсутствие у банка оснований для удержания соответствующих денежных сумм.

 

20. Бремя доказывания факта приобретения или сбережения имущества ответчиком лежит на истце.

При отсутствии таких доказательств иск о взыскании неосновательного обогащения удовлетворению не подлежит   (дело № А60-25926/04)

 

ЗАО «Б»  обратилось в  суд с иском к организации о взыскании  неосновательного обогащения, полученного ответчиком в результате выполнения истцом и привлеченными им организациями проектных и строительных работ по капитальному ремонту принадлежащего ответчику здания.

Решением суда  в иске отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции  решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.07.2005 г. № 2193/05 судебные акты оставлены без изменения.

Суды исходили из того, что истцом не доказан факт улучшения имущества за счет истца:  часть представленной истцом документации по выполнению и частичной оплате подрядных работ не может быть принята в качестве доказательства факта улучшения принадлежащего ответчику здания, поскольку содержит сведения о выполнении работ по другому объекту;  в отношении другой части требований ответчиком заявлено о применении истекшего срока исковой давности.

Истцом признается, что установить факт выполнения работ, которые, по его утверждению, выполнены на указанном объекте, и в результате которых ответчиком получено неосновательное обогащение, не представляется возможным, поскольку они носят скрытый характер.

При таких обстоятельствах наличие неосновательного обогащения на стороне ответчика в виде улучшения его имущества не доказано.

 

21. Истец по иску о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в результате неосновательного пользования его имуществом, обязан доказать:

1)    факт пользования ответчиком принадлежащим истцу имуществом;

2)    период такого пользования;

3)    отсутствие установленных законом или сделкой оснований для та   кого пользования;

4)     размер неосновательного обогащения.

При отсутствии доказательств, подтверждающих данные обстоятельства, иск о взыскании неосновательного обогащения удовлетворению не подлежит.

Наличие действующего договора аренды, в котором согласованы все существенные условия, исключает взыскание суммы платежей за пользование в качестве неосновательного обогащения (дело А60-25574/03)

 

Индивидуальные предприниматели У. и Х. обратились в  суд  иском к ОАО "М" о взыскании неосновательного обогащения, полагая, что ответчик неосновательно использовал земельный участок, прилегающий к арендуемому им зданию, не оплачивая арендную плату за пользование. При этом истцы вносили арендную плату по договору аренды за весь земельный участок, в том числе за  часть, прилегающую к арендуемому ответчиком зданию.

Решением суда в иске отказано.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 16.06.2004 г. № Ф09-1741/04 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

Истцы по договору купли-продажи приобрели в равнодолевую собственность отдельно стоящее строение административного назначения. Находящееся по тому же адресу здание  находилось у ответчика в аренде на основании договора, заключенного  с предыдущим собственником.

Земельный участок, на котором расположен приобретенный истцами объект недвижимости, был предоставлен  в аренду продавцу по договору, заключенному с Администрацией города. Между истцами и Министерством по управлению государственным имуществом Свердловской области заключен договор аренды земельного участка, в соответствии с которым истцам передан в аренду неделимый земельный участок для использования под объект административной застройки (административное здание), находящийся непосредственно под зданием, а также дополнительно 526 кв.м.

По данному договору истцы вносили арендную плату  за весь земельный участок, в том числе за его часть площадью 526 кв. м, прилегающую и к зданию, арендуемому ответчиком. Поскольку ответчик за данную часть участка платежей не производил, истцы сочли сбереженные таким образом средства его неосновательным обогащением.

Основываясь на нормах ст.ст.1102, 1105 ГК РФ, суды пришли к выводу о том, что доказательств неосновательного пользования земельным участком, а следовательно, и неосновательного обогащения вследствие такого пользования не представлено. Право пользования земельным участком, прилегающим к арендуемому ответчиком зданию, перешло к нему по основаниям, установленным законом, - п. 1 ст. 652 ГК РФ, что соответствует и условиям договора, предусматривающему наличие дворовой территории и места парковки автомобилей, а также договору аренды земельного участка, заключенного между истцами  и МУГИСО, из которого следует, что земельный участок площадью 730 кв. м (площадь, непосредственно занимаемая зданием истцов + 526 кв.м) предназначен для использования под административное здание.

Исходя из п. 2 ст. 654 ГК РФ, поскольку в договоре аренды здания, заключенном ответчиком с предыдущим сосбственником, не оговорено иное, следует считать, что арендная плата за земельный участок включена в арендную плату за пользование зданием. Изменений в договор аренды здания в связи с заключением предпринимателями договора аренды на увеличенную площадь земельного участка сторонами в порядке и по основаниям, установленным законодательством, не внесено.

Таким образом, основания для взыскания неосновательного обогащения отсутствуют.

 

III. Расчеты

 

22. При решении вопроса о размере неосновательного обогащения, подлежащего взысканию, необходимо принимать во внимание ту часть имущества, которая реально использовалась неосновательно обогатившимся лицом (дело № А60-23941/04)

 

Комитет по управлению городским имуществом обратился в суд с иском к ООО «У» о взыскании неосновательного обогащения, а также процентов за пользование чужими денежными средствами, ссылаясь на то, что в период с момента подписания и до регистрации охранно-арендного договора ответчик пользовался помещением без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Решением суда исковые требования удовлетворены в полном объеме (взыскано 870 536 руб.  неосновательного обогащения и 127 401 руб.  процентов) исходя из того, что имеющимися в материалах дела доказательствами подтверждается, наличие со стороны ответчика  неосновательного обогащения в виде сбережения денежных средств, подлежащих уплате за временное пользование чужим недвижимым имуществом.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение изменено: с ООО "У" взыскано 384 132 руб. 37 коп. - неосновательного обогащения (сумма в 2.3 раза меньше заявленной), в остальной части в иске отказано (во взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами отказано, поскольку ответчик узнал о неосновательном обогащении с момента государственной регистрации договора).

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.05.2005 г. N Ф09-1376/05 постановление суда апелляционной инстанции оставлено без изменения. Суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из следующего.

Между комитетом по управлению городским имуществом (арендодатель), центром по охране и использованию исторического и культурного наследия (центр) и ООО «У» (пользователь) заключен охранно-арендный договор на пользование памятником исторического и культурного наследия города. На основании договора ООО «У» был передан в пользование памятник исторического и культурного наследия - здание общей площадью 423,1 кв. м.

Договор подлежал государственной регистрации и мог считаться заключенным с момента такой регистрации. Договор был зарегистрирован спустя определенное время после подписания, в связи с чем до регистрации  считался незаключенным.

Нежилое помещение, являющееся объектом договора, находилось в ненадлежащем техническом состоянии и его использование по назначению, указанному в договоре (конторское, складское и торговое) было возможно лишь после проведения соответствующих работ. Указанные работы начаты ответчиком еще до подписания договора, что само по себе исключает использование названного помещения по назначению, указанному в акте приема-передачи и акте технического состояния здания.

По смыслу п. 1 ст. 1102 ГК РФ критерием неосновательного обогащения в данном случае являются обстоятельства фактического пользования имуществом.

Поскольку отсутствуют доказательства, подтверждающие обстоятельства фактического пользования всем зданием, являющимся объектом охранно-арендного договора суд кассационной инстанции указал, что у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для взыскания неосновательного обогащения исходя из общей площади помещения 423,1 кв. м.

Суды апелляционной и кассационной инстанций, проанализировав имеющиеся доказательства, сделали вывод о том, что исковые требования подлежат удовлетворению лишь в части: за пользование помещением второго этажа общей площадью 178 кв. м.

.

23. При решении вопроса о размере неосновательного обогащения, возникшего вследствие пользования имуществом по договору аренды, признанному впоследствии незаключенным, ставки арендной платы, установленные таким договором, применению не подлежат.

Исходя из пункта 2 ст.1105 ГК РФ должна применяться ставка арендной платы за пользование аналогичным имуществом на момент, когда пользование прекратилось и в том месте, где оно происходило (дело № 5125/2004)

 

ЗАО "У" обратилось в суд с иском к ООО "А " о взыскании 847 550 руб.,  из которых 787 950 руб. - сумма неосновательного обогащения в связи с пользованием ответчиком без правовых оснований принадлежащими истцу нежилыми помещениями, 59 600 руб. - сумма процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда взыскано в пользу ЗАО "У" 488 664 руб. неосновательного обогащения, 42 067 руб. процентов. В остальной части в иске отказано. Суд исходил из необходимости определения стоимости пользования нежилыми помещениями из суммы арендной платы, согласованной сторонами в договоре, впоследствии признанном незаключенным.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено: исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.12.2004 г. № Ф09-4227/04 постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Между истцом и ответчиком был подписан договор аренды, который впоследствии решением суда по другому делу признан незаключенным в связи с невыполнением требования о государственной регистрации. Тем не менее, фактически ответчик продолжал пользоваться нежилыми помещениями истца, представляющими собой офисные помещения.

Истцом представлены доказательства стоимости пользования аналогичными помещениями на момент, когда пользование прекратилось и в том месте, где оно происходило. В качестве таких доказательств судом апелляционной инстанции приняты: справка риэлтерского информационного центра о размере средней ставки арендной платы на помещения подобного рода в соответствующем районе города (585 руб. за 1 кв.м в месяц), справка Свердловской областной общественной организации Всероссийского общества рационализаторов и изобретателей о размере арендной платы за аналогичные помещения (450 руб. за 1 кв.м в месяц), отчеты оценочной компании о стоимости платы за пользование помещениями в данном здании (513 и 492 руб. за 1 кв.м в месяц) .

Сопоставив все имеющиеся данные о стоимости пользования помещениями, суд апелляционной инстанции определил цену, наиболее приближенную к цене, существовавшей в то время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (450 руб. за 1 кв.м в месяц) и исходя из этой суммы удовлетворил требование о взыскании неосновательного обогащения в пределах заявленной суммы.

Доводы ответчика о необходимости применения ставок арендной платы, установленных Постановлением Главы города, отклонены, поскольку спорное имущество является не муниципальной, а частной собственностью.

 

 



[1] Маковский А.Л. Обязательства вследствие неосновательного обогащения (глава 60)//Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель./Под ред. Козырь О.М., Маковского А.Л., Хохлова С.А., М., 1996.

[2] В практике распространены ситуации, когда требования о неосновательном обогащении предъявляются в рамках договора. Обращение к нормам о неосновательном обогащении в данном случае необоснованно, поскольку соответствующий вопрос  может быть разрешен на основании норм, посвященных соответствующему виду договора, общих норм о договорах и обязательствах. Данная позиция нашла отражение и в Информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2000 г. № 49, п.11.