Г.И. Стрельникова – судья Арбитражного суда Свердловской области, к.ю., доцент

Ю.Б. Гонгало – главный специалист отдела анализа и обобщения судебной практики Арбитражного суда Свердловской области

 

Особенности применения норм Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств

 

Обязательства прекращаются при наступлении юридических фактов, указанных в законах, иных правовых актах или договоре. В Гражданском кодексе основаниям (способам) прекращения обязательств посвящены глава 26, содержащая нормы, общие для всех видов обязательств; глава 29, касающаяся прекращения договоров; специальные нормы, применимые к отдельным видам обязательств (купле-продаже - п.2 ст.475, ст. 463, 480; аренде - п.2 ст.610; подряду – п.2 ст.715, ст.716,717 и др.).

Обязательства могут быть прекращены по воле их участников (исполнение, отступное, зачет, новация, расторжение договора, прощение долга) либо независимо от воли участников (совпадение должника и кредитора в одном лице, невозможность исполнения, издание акта государственного органа, ликвидация юридического лица). Преобладающее количество споров возникает в связи с прекращением обязательств по воле участников.  

Отступное – способ прекращения обязательств, сущность которого заключается в предоставлении должником взамен предусмотренного исполнения другого, согласованного с кредитором исполнения (уплаты денег, передачи иного имущества, уступки права и т.п.). В отличие от новации, при которой происходит замена обязательства и первоначальное обязательство прекращается с момента заключения соглашения о новации, отступное представляет собой замену исполнения и прекращает обязательство с момента фактической передачи отступного. При новации первоначальное обязательство прекращается, одновременно возникает новое обязательство, в котором участвуют те же стороны; при отступном обязательство прекращается без его превращения в другое. Как правило,  отступное имеет место после того, как обязательство оказалось нарушенным.

По своей правовой природе отступное  является двусторонней сделкой, поскольку условия и порядок его предоставления определяются соглашением сторон, соответственно, на него распространяются все общие условия действительности сделок, предусмотренные Гражданским кодексом, а также специальные правила, установленные другими законами («Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью» и т.п.). Соглашение об отступном может быть признано недействительным по общим основаниям недействительности сделок, установленным ГК РФ и другими федеральными законами.

Зачет, предусмотренный в качестве основания прекращения обязательств в главе 26 ГК РФ, представляет собой одностороннюю сделку и подчиняется правилам ст.410 ГК РФ. Однако акты зачета взаимных требований (договоры прекращения обязательств зачетом, акты зачета взаимной задолженности, акты взаимозачета) необходимо оценивать как многосторонние соглашения субъектов, имеющих друг перед другом неисполненные обязательства. Данные соглашения, направленные на полное или частичное прекращение обязательств и сочетающие в себе элементы различных правовых институтов, рассматриваются как иной, не предусмотренный законом способ прекращения обязательств, что не противоречит ст.407 ГК РФ. Поскольку такие соглашения являются сделками, следует установить факт их заключения (согласование существенных условий) и соответствие условиям действительности сделок. Ст.410 ГК РФ в этом случае применению не подлежит.

 

1. ОТСТУПНОЕ

           

1. Соглашение об отступном является незаключенным на основании ст.432 ГК РФ, если в нем отсутствует указание на обязательство, которое прекращается предоставлением взамен отступного,  не определен предмет и размер отступного. Незаключенное соглашение не может быть признано недействительным по каким-либо основаниям (дело № А60-30870/2003).

 

Колхоз «Л» обратился в суд с иском к СПК «К» о признании недействительным соглашения об отступном о передаче скота, в обоснование иска указав, что данное соглашение противоречит ст.ст. 64, 103, 129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», поскольку передача имущества не согласована с временным управляющим; соглашением ущемляются права кредиторов.

Решением суда исковые требования удовлетворены со ссылкой на ст.168 ГК РФ, поскольку соглашение заключено неуполномоченным лицом и не содержит указания на обязательство, которое прекращается предоставлением отступного.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано. При принятии постановления суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

Между колхозом «Л» и СПК «К» заключено соглашение об отступном, в соответствии с которым СПК «К» принимает на себя обязательства по погашению кредиторской задолженности колхоза на сумму 2 364 907 руб., а колхоз в качестве отступного передает СПК скот.

Как следует из содержания соглашения, оно содержит по сути две самостоятельных сделки: по переводу долга колхоза на СПК и прекращение обязательства колхоза путем предоставления отступного.

Основываясь на положениях ст. ст. 391, 432 ГК РФ, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, соглашение о переводе долга не заключено, так как не согласовано условие о предмете: указание на основание возникновения обязательства колхоза по уплате кредиторской задолженности на сумму 2 364 907 руб. в соглашении отсутствует.

Соглашение  о предоставлении отступного суд апелляционной инстанции также оценил как незаключенное.

В соответствии со ст. 409 ГК РФ обязательство может быть прекращено предоставлением отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.), при этом размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами. В соглашении между колхозом «Л» и СПК «К» не указано, какое именно имущество (скот), в каком количестве подлежит передаче колхозом в качестве отступного. Ссылку на акт приема-передачи суд счел беспредметной, поскольку приложенный к соглашению акт также не содержит конкретных данных, какой именно скот и в каком количестве передан. Представленные сторонами два акта приема-передачи к договору доверительного управления не приняты во внимание, поскольку в одном из них речь идет о передаче скота, в другом – о передаче скота, сельхозтехники, зданий и сооружений, что не позволяет установить,  какое именно количество скота было передано по соглашению об отступном.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что соглашение об отступном не заключено, так как не определен предмет и размер отступного.

Поскольку сделка не заключена, она не может быть признана недействительной по каким-либо основаниям.

Аналогичные доводы в обоснование того, что соглашение об отступном не заключено, содержатся в постановлении суда апелляционной инстанции от 06.04.2004г. по делу А60-30871/2003, постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 21.06.2004 г. по делу Ф09-1839/04 (дело N А60-21405/00).

 

2. Соглашение об отступном признается заключенным в случае, если определен предмет и размер отступного, и в соглашении  содержится указание на договор, из которого возникло прекращаемое обязательство. Однако недействительность соглашения  может последовать ввиду отсутствия самого обязательства, на прекращение которого направлено соглашение (дело № А60-25502/03.)

 

 Конкурсный управляющий КСП «Б» обратился в суд с иском к МО «Талицкий район» и ЗАО «Б» о применении последствий недействительности соглашения об отступном, считая данную сделку ничтожной на основании п.2 ст.170 ГК РФ и противоречащей ст.78 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г.

Решением суда в иске отказано. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что истцом доказательств притворности сделки не представлено, поэтому она не является ничтожной.

Суд кассационной инстанции признал данные выводы недостаточно обоснованными. Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 09.03.2004 г. по делу Ф09-496/04 решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию в связи со следующим.

Между КСП «Б» и  МП ЖКХ МО «Талицкий район» заключено соглашение об отступном, в силу которого КСП «Б» передало в качестве отступного в счет погашения задолженности по оплате коммунальных услуг имущество на сумму 6415436 руб. Из содержания соглашения следует, что целью передачи имущества являлось погашение задолженности за коммунальные услуги и пени за просрочку платежа. 

Между тем, в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие у КСП «Б» обязательства по оплате коммунальных платежей, прекращенного отступным, состав и размер задолженности, а также период начисления санкций. Не исследовав данные обстоятельства, суд не имел возможности выявить действительную волю сторон при заключении соглашения, что не позволяет сделать вывод как о притворности сделки, так и об отсутствии признаков притворной сделки. Не давая правовой оценки этим обстоятельствам, суд не мог установить, существовало ли в действительности обязательство по оплате коммунальных платежей (возникло ли оно, не было ли исполнено и т.п)

Таким образом, при решении вопроса о действительности соглашения об отступном необходимо установить факт существования обязательства, прекращаемого отступным.

Аналогичная позиция высказана в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 20.02.2002 г. №Ф09-216/2002: соглашение об отступном признано недействительным в силу ст. 168 ГК РФ как основанное на недействительном договоре поручительства (дело № А60-16152/2001).

 

3. Передача в качестве отступного имущества, не принадлежащего лицу на праве собственности, влечет недействительность соглашения об отступном на основании ст.168 ГК РФ и 209 ГК РФ

Передача в качестве отступного имущества, ограниченного в обороте, является основанием недействительности соглашения об отступном в силу ст.168 и 129 ГК РФ (дело № А60-17728/2004)

 

ОАО «А» обратилось в  суд  с иском к ОАО «П», ООО банк «У» о признании недействительным соглашения об отступном, заключенного между ОАО «П» и ООО банк «У», ссылаясь на то, что он является собственником имущества, которым, не обладая таким правом, распорядилось ОАО «П».

Решением суда исковые требования удовлетворены, поскольку предметом соглашения об отступном являлось имущество, ограниченное в обороте, и лицо, которому оно передано, не относится к категории субъектов, имеющих право обладать таким имуществом;  ОАО «П» распорядилось имуществом, не принадлежащим ему на праве собственности.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.04.2005 г. судебные акты оставлены без изменения.

Между ОАО «П» и ООО «У» заключено соглашение об отступном,  предметом которого является племенной скот.

В соответствии со ст. 6 ФЗ «О племенном животноводстве» племенная продукция (материал) может находиться в собственности Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований,  граждан (крестьянских (фермерских) хозяйств) и юридических лиц, осуществляющих разведение и использование племенных животных. Ст.8 ФЗ «О племенном животноводстве» устанавливает следующие ограничения оборотоспособности племенной продукции.

Племенная продукция (материал) может принадлежать лишь участникам оборота - гражданам и юридическим лицам, осуществляющим разведение и использование племенных животных.

Реализация племенной продукции (материала) возможна только гражданам и юридическим лицам, осуществляющим сельскохозяйственное производство.

Отчуждение или иной переход прав собственности на племенную продукцию (материал) разрешаются при наличии сертификата (свидетельства), выдаваемого в соответствии с положениями настоящего Федерального закона.

Таким образом, на основании ст.129 ГК РФ племенной скот относится к объектам гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота (объекты, ограниченно оборотоспособные). Поскольку при заключении соглашения об отступном не соблюдены предусмотренные законом «О племенном животноводстве» ограничения по субъектному составу, суд первой инстанции пришел к выводу о недействительности соглашения в силу ст.ст. 129, 168 ГК РФ.

Оставляя решение без изменения, суд апелляционной инстанции основывался прежде всего на нормах о праве собственности.

Между истцом и ОАО «П» был заключен договор лизинга, по условиям которого право собственности на имущество, являющееся предметом договора, переходит к лизингополучателю при условии выплаты его полной стоимости, предусмотренной договором. Поскольку ОАО «П» (лизингополучатель) оплату в полном объеме не произвело, право собственности к нему не перешло, следовательно, оно не имело право распоряжаться имуществом, переданным ему по договору лизинга, в частности передавать его в качестве отступного. Таким образом, соглашение об отступном противоречит положениям ст.209 ГК РФ и является недействительным в силу ст.168 ГК РФ.

 

4. Соглашение об отступном, заключенное в ходе процесса о банкротстве, может быть признано недействительным на основании п.3 ст.78 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 08.01.1998 г. (п.3 ст.103 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 г.), если оно повлекло предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед другими кредиторами (дело № А60-1529/02)

 

Прокурор Свердловской области обратился в суд с иском к ОАО «М», ЗАО «А» о признании недействительным соглашения об отступном, ссылаясь на нарушение ст.ст. 64 ГК РФ, 106, 87, 112 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 1998 г.

Решением суда в иске отказано со ссылкой на то, что соглашение заключено в период внешнего управления, т.е. когда предприятие находится в процессе нормальной производственной деятельности и закон не содержит запрета на погашение текущих платежей, что и было сделано посредством соглашения об отступном.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 15.07.2002 г. №Ф09-1551/02 судебные акты отменены, соглашение об отступном признано недействительным по следующим основаниям.

Внешним управляющим ОАО "М" заключены договоры займа с ЗАО «А»  в целях погашения задолженности по выплате заработной платы и оплате текущих платежей. В связи с отсутствием денежных средств для возврата суммы займа заключено соглашение об отступном, в соответствии с которым ОАО «М» передало ЗАО «А» объекты недвижимости.

Суд кассационной инстанции признал данное соглашение не соответствующим требованиям законодательства о банкротстве и целям введения процедуры внешнего управления, указав, что конкретные меры по восстановлению платежеспособности должника в соответствии со ст.82 закона должны быть предусмотрены  планом внешнего управления. Однако планом внешнего управления должника ОАО «М» такой меры, как отчуждение имущества не предусмотрено.

Между тем, кроме оспариваемой сделки, заключены еще ряд соглашений, в результате которых ЗАО "А" был передан практически весь имущественный комплекс должника, необходимый для производственной деятельности и расчетов с кредиторами, что  привело к предпочтительному удовлетворению требований одного кредитора перед другими и противоречит п. 3 ст. 78 ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" 1998 г.

Аналогичные обстоятельства послужили основанием для отмены решения по делу А60-25502/03: суд кассационной инстанции в постановлении от 09.03.2004 г. по делу Ф09-496/04 указал, что вопрос о дате подачи заявления о признании несостоятельным (банкротом) судом первой инстанции не исследовался; мотивы, по которым  суд отклонил доводы истца о заключении соглашения об отступном в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании банкротом,  в решении не указаны.

 

5. Нарушение требования закона о необходимости получения согласия собственника  имущества унитарного предприятия на совершение крупной сделки является основанием недействительности соглашения об отступном в силу ст.168 ГК РФ и ст. 20 ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях» (дело № А60-  16833 /2004) .

 

Организация научного обслуживания опытно-производственного хозяйства «Т»  ГУ «УралНИИСХоз» Россельхозакадемии обратилась в суд с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки - договора об отступном, заключенного между индивидуальным предпринимателем Ч. и ГУП ОПХ «Т».

Решением суда исковые требования удовлетворены по следующим основаниям.

По своему статусу истец является государственным унитарным предприятием, находящимся в системе Российской академии сельскохозяйственных наук, следовательно, при осуществлении своей деятельности должен руководствоваться требованиями Федерального Закона «О государственных и муниципальных предприятиях».

Согласно заключенному между сторонами договору об отступном истец обязался передать ответчику имущество на сумму 6 886 440 руб. 22 коп., что для унитарного предприятия (истец) в соответствии со ст.23 ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» является крупной сделкой.

В силу п.п.15 п.1 ст.20 ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях» крупная сделка унитарным предприятием может быть совершена только с согласия собственника имущества

Такого согласия собственник имущества - Российская Федерация в лице уполномоченного органа, не давал.

Таким образом, на основании статей 166, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации договор об отступном  является сделкой ничтожной, как несоответствующий требованиям ст.20 ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях».

 

6. Нарушение порядка,  предусмотренного законом «О сельскохозяйственной кооперации» для принятия решения о совершении сделки, является основанием недействительности соглашения об отступном  на основании ст.168 ГК РФ и ст.20 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации (дело N А60-31763/2003)

 

СПК  "П" обратился в суд с иском к ООО "У» о признании недействительными соглашений об отступном  и применении последствий недействительности сделок, указав в обоснование иска, что председателем кооператива, заключившим соглашения от имени истца, превышены полномочия.

Решением суда в иске отказано со ссылкой на то, что соглашения об отступном являются незаключенными.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение отменено. Соглашения  об отступном признаны недействительными на основании ст.168 ГК РФ, поскольку при их заключении нарушены положения  ст. 20 ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации».

            Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 8 сентября 2004 года N Ф09-2907/04-ГК  постановление суда апелляционной инстанции отменено, дело направлено на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию в связи с неправильным применением последствий недействительности сделок. Однако суд кассационной инстанции согласился с доводами апелляционной инстанции о наличии оснований недействительности соглашений.

Вывод суда первой инстанции  о том, что соглашения об отступном являются незаключенными,  судом кассационной инстанции признан ошибочным, поскольку в соглашениях определены обязательства СПК "П" перед ООО "У" на общую сумму 1122919 руб., а также размер, сроки и порядок предоставления истцом ответчику отступного, т.е. существенные условия соглашения об отступном согласованы.

Вместе с тем, при заключении соглашений не учтены положения Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации».

В силу подпункта 6 пункта 2 статьи 20 Федерального закона от 08.12.95 N 193-ФЗ "О сельскохозяйственной кооперации" к исключительной компетенции общего собрания членов кооператива относится рассмотрение и принятие решений по вопросу отчуждения земли и основных фондов кооператива.

Однако соглашения об отступном заключены истцом в отношении имущества, относящегося к основным фондам кооператива (здания, транспортные средства, станки), без согласия общего собрания членов кооператива. Ссылка ответчика на то, что Уставом СПК «П» предусмотрено право председателя кооператива отчуждать имущество, относящееся к основным фондам, судом во внимание не принята, поскольку такое положение противоречит ст.20 ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации», поэтому является ничтожным.

Таким образом, соглашения об отступном являются недействительными в силу ст.168 ГК РФ, так  как при заключении рассматриваемых сделок нарушены положения ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации».

 

7. Имущество, указанное в соглашении в качестве отступного, может быть истребовано от лица, не исполняющего обязанность по его передаче (дело № 15633/2003)

 

  ООО «С» обратилось в суд с иском об обязании ЗАО «И» передать хлысты хвойных пород на сумму 1 218 000 руб., пиловочник 6 м на сумму 324 000 руб., пиловочник 4 м на сумму 48 960 руб. и баланс хвойный сумму 39 243 руб. 58 коп.

Решением суда исковые требования удовлетворены по следующим основаниям.

В соответствии с договором купли-продажи ценных бумаг, заключенным между истцом и ООО «У», и актом приема-передачи ценных бумаг истец приобрел простые векселя ЗАО «И» на общую сумму 1 739 003 руб. 58 коп. со сроком оплаты по предъявлении. Векселя были предъявлены ответчику к оплате. Впоследствии ООО «С» и ЗАО «И» заключили соглашение о погашении задолженности, согласно которому стороны договорились о прекращении обязательства ЗАО «И» перед ООО «С» по погашению простых векселей на сумму 1 793 003 руб. 58 коп. путем предоставления отступного в виде следующего имущества, принадлежащего ответчику на праве собственности: хлысты хвойных пород на сумму 1 218 000 руб., пиловочник 6 м на сумму 324 000 руб., пиловочник 4 м на сумму 48 960 руб. и баланс хвойный сумму 39 243 руб. 58 коп.,

Поскольку доказательств оплаты векселей, а также предоставления истцу отступного ответчиком не представлено, суд признал обоснованными требования истца об обязании ответчика передать имущество, указанное в качестве отступного в соглашении о погашении задолженности на основании ст. ст. 309, 409 ГК РФ.

 

8. Обязательство может быть прекращено частично предоставлением отступного (дело № А60-22743/2004)

 

ОАО банк «У» обратилось в суд с иском к ООО «П», ЗАО «Р»,  просило взыскать солидарно с ООО «П» и ЗАО «Р» 15 655 737 руб. 69 коп., в том числе сумму долга по кредитному договору, процентов за пользование кредитом, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично. В пользу ОАО банк «У» солидарно с ЗАО «Р» и ООО «П» взыскано 9 979 344 руб. 43 коп., составляющих сумму долга и  процентов за пользование чужими денежными средствами. В остальной части иска отказано, поскольку обязательства по кредитному договору частично прекращены предоставлением отступного. 

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения по следующим основаниям.

Между ОАО банк «У» и ЗАО «Р»  заключен кредитный договор, в соответствии с условиями которого истец предоставил ЗАО «Р»  кредит  в сумме 15 000 000 руб. Обязанность по возврату кредита  и уплате процентов за пользование кредитом в сроки, предусмотренные договором, ответчиком не исполнена.

После подачи искового заявления между ОАО банк «У» и ЗАО «Р» заключены соглашения об отступном, согласно которым ЗАО «Р» передало векселя в счет погашения долга по кредитному договору и процентов за пользование кредитом.

Таким образом, предоставлением отступного долг по кредитному договору погашен частично, задолженность по уплате процентов за пользование кредитом погашена полностью.  Принимая решение, суд учел положения ст.409 ГК РФ и, признав прекращенными в части обязательства по кредитному договору, взыскал сумму долга в части, не погашенной отступным, и сумму процентов за пользование чужими денежными средствами  (с учетом того, что денежные средства не были возвращены по истечении срока договора).

 

9. Вексельное обязательство может быть прекращено посредством предоставления отступного, при этом в качестве отступного может выступать вексель (дело №А60-6229/03).

 

ОАО «У» просило взыскать с МУП «Г» денежную сумму по векселю в размере 1000000руб., а также сумму процентов и пени.

Решением суда иск удовлетворен частично, взыскана сумма процентов и пени; в части взыскания вексельной суммы отказано. Принимая решение, суд исходил из следующих обстоятельств.

Векселедателем (ответчик) выдан простой вексель № 1 с обязательством безусловно уплатить по векселю 2505000 руб. Впоследствии ответчик передал истцу простой вексель № 2  номиналом 1500000руб. в погашение задолженности по векселям № 1,3 в сумме 1000000 руб.

Таким образом, вексель № 2 передан истцу взамен денежной суммы, подлежащей уплате по векселю № 1. 

Согласно п.26 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 04.12.2000г. № 33/14 обязательство уплатить по векселю является денежным обязательством и прекращается исполнением, т.е. уплатой обязанным лицом суммы вексельного долга (ст.408 ГК РФ). Вместе с тем, следует учитывать, что обязательство, вытекающее из векселя, может быть прекращено по иным основаниям, предусмотренным гл.26 Кодекса, в частности, посредством предоставления отступного по соглашению между вексельным кредитором и должником.

Суд пришел к выводу о том, что ответчик, передав простой вексель истцу, частично погасил свою обязанность по оплате по векселю № 1 на сумму 1000000 руб. посредством предоставления отступного (ст.409 ГК РФ).

Такой способ прекращения вексельного обязательства порождает те же последствия, что и оплата по векселю.

Денежная сумма в размере 1505000руб. была перечислена истцу  платежным поручением.

Таким образом, суд признал не подлежащим удовлетворению требование о взыскании 1000000 руб. вексельной суммы на основании ст. 48 Положения о переводном и простом векселе, ст.408 ГК РФ, поскольку оплата простого векселя №1 была произведена полностью (1505 000 руб. платежным поручением, 1000000 – предоставлением отступного в виде другого векселя.

Аналогичные доводы приведены в решении от 29.05.2003 г. по делу А60-6228/03.

 

2. ЗАЧЕТ

 

            10. Зачет встречных однородных требований является односторонней сделкой, поэтому к нему не применимы положения главы 29 ГК РФ, относящиеся к договору (дело N А60-7101/2004)

 

          ОАО "У" обратилось в суд с иском к ОАО "В"  о признании недействительным зачета в части суммы  задолженности по арендным платежам, указав на его несоответствие ст.410, 450 ГК РФ.

            Решением суда исковые требования удовлетворены, зачет признан недействительным как не соответствующий требованиям ст.ст.410, 450 ГК РФ ввиду отсутствия обязательства, подлежащего прекращению.

            Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

            Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 7.09.2004 г. N Ф09-2906/04-ГК судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию в связи со следующим.

            Между ОАО  "У" и ОАО "В" заключен договор аренды, в соответствии с которым  ОАО "В" предоставило ОАО  "У" в пользование два земельных участка.  По условиям   договора расчет ставки арендной платы производится следующим образом: площади арендуемых земельных участков умножаются на ставку земельного налога и коэффициент коммерческой привлекательности, при этом  арендодатель имеет право индексировать размер арендной платы в связи с изменением размера земельного налога в одностороннем порядке.

ОАО "В" (арендодатель) увеличило размер арендной платы не только за счет увеличения ставки земельного налога, но и за счет увеличения коэффициента коммерческой привлекательности, что, по мнению истца, привело к необоснованному зачету части денежной суммы.

Суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования ОАО  "У" на основании ст. ст. 168, 180, 410, 450 ГК РФ, исходил из того, что ОАО "В", увеличив в одностороннем порядке одну из составляющих арендной платы - коэффициент коммерческой привлекательности нарушило условия договора, обязательства из которого подлежали зачету, и требования ст. 450 ГК РФ, в соответствии с которыми изменение договора возможно только по соглашению сторон. Поскольку договор на новых условиях не заключен, обязательств, на основании которых произведен оспариваемый зачет, не возникло,  зачет в части суммы, начисленной за счет увеличения коэффициента коммерческой привлекательности, признан недействительным.

Суд кассационной инстанции, отменяя судебные акты, основывался на ст.ст.154, 410 ГК РФ, из которых следует, что зачет встречных однородных требований необходимо рассматривать как одностороннюю сделку, для совершения которой в соответствии с законом, иными правовыми актами или соглашением сторон необходимо и достаточно выражения воли одной стороны. В связи с этим, суд признал противоречащим характеру и существу зачета как односторонней сделки  применение к нему правил главы 29 «Изменение и расторжение договора».

Таким образом, Федеральный арбитражный суд Уральского округа признал ошибочным вывод суда первой  инстанции о недействительности (ничтожности) в части оспариваемого зачета как односторонней сделки на основании ст. ст. 168, 180 ГК РФ ввиду его несоответствия требованиям ст. 450 ГК РФ, относящейся к договорам (п. 1 ст. 420 ГК РФ).

 

11. После предъявления иска к лицу, имеющему право заявить о зачете, зачет может быть произведен только при рассмотрении встречного иска, принятого судом (дело N А60-21311/01)

 

Прокурор Свердловской области обратился в суд с иском в защиту государственных и общественных интересов МП Жилищно - коммунального хозяйства г. Новая Ляля к ОАО "Н" о взыскании 2037457 руб. 27 коп., составляющих задолженность за поставленный мазут и проценты, начисленные в порядке ст. 395 ГК РФ.

В ходе производства по делу ответчик заявил встречный иск о взыскании с истца 306071 руб. 01 коп. - суммы долга за поставленный хлеб и хлебобулочные изделия, и процентов за пользование чужими денежными средствами (ст. 395 ГК РФ), который принят судом в порядке ст. 110 АПК РФ 1995 г..

Решением суда первоначальный иск удовлетворен полностью, встречный иск удовлетворен частично, взыскано 263571 руб. 53 коп., в том числе 232825 руб. 59 коп. - сумма долга, 30745 руб. 94 коп. - проценты, в остальной части иска отказано и произведен зачет требований по первоначальному и встречному искам, в результате которого с ответчика взыскано 1773885 руб. 74 коп.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 18.03. 2003 г. №Ф09-497/03 судебные акты оставлены  без изменения в связи со следующим.

Между истцом (потребитель) и ответчиком (поставщик) заключен договор об оказании услуг по подаче тепловой энергии,  в соответствии с условиями которого ответчик обязался отпустить истцу тепловую энергию в виде горячей воды, а истец обязался производить расчет на условиях, предусмотренных договором, и осуществлять поставку топочного мазута на мазутохранилище ответчика. Основанием первоначального иска является то обстоятельство, что истцом в адрес ответчика всего поставлено 570 тонн мазута, из которых 376,5 тонны израсходованы ответчиком на собственные нужды и на день предъявления иска не оплачены.

 ОАО «Н» в свою очередь поставило МП ЖКХ хлебобулочные изделия, которые были оплачены частично, что и послужило основанием встречного иска о взыскании стоимости неоплаченного товара.

Данные требования являются встречными, однородными и отвечают условиям, предусмотренным ст.410 ГК РФ для осуществления зачета. Поскольку встречное требование направлено к зачету первоначального, встречный иск принят к производству судом правомерно и рассмотрен в соответствии с требованиями действующего законодательства. Таким образом, зачет соответствует нормам материального права и право на его осуществление реализовано в предусмотренном законом процессуальном порядке.

 

12. Заявление о зачете встречного однородного требования в рамках исполнительного производства является основанием для окончания исполнительного производства лишь при наличии встречного исполнительного листа (дело № А60-10491/04).

 

ООО "В" обратилось в суд  с заявлением  о признании недействительным постановления об окончании исполнительного производства, а также о признании незаконными действий судебного пристава по окончанию исполнительного производства.

Решением суда заявленные требования удовлетворены.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24.08.2004 г. № Ф09-2703/04 судебные акты оставлены без изменения по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела,  Арбитражным судом Свердловской области по делу N А60-25210/01 выдан исполнительный лист на взыскание с ОАО  "У" в пользу ООО "В" суммы процентов за пользование чужими денежными средствами. На основании данного исполнительного листа судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства.

ОАО "У"  направило в адрес ООО "В" и  подразделения службы судебных приставов письма об осуществлении зачета и погашении долга. ООО "В" своим письмом уведомило ОАО  "У" и службу судебных приставов о несогласии с данным зачетом.

Судебный пристав-исполнитель на основании писем ОАО  "У" об осуществлении зачета вынес постановление об окончании исполнительного производства,  руководствуясь при этом ст. 410 ГК РФ.

Согласно пп. 1 п. 1 ст. 27 Федерального закона от 21.07.1997 N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" исполнительное производство оканчивается, в том числе, фактическим исполнением исполнительного документа.

Суд кассационной инстанции поддержал  вывод суда первой и апелляционной инстанций о том, что заявление о зачете встречного однородного требования в рамках исполнительного производства является основанием для окончания исполнительного производства лишь при наличии встречного исполнительного листа.

Судом было установлено, что начисленные ОАО  "У" проценты за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ заявителю к оплате не предъявлялись, ОАО  "У" с исковым заявлением о взыскании с ООО "В" процентов в суд не обращалось, исполнительный лист о взыскании с ООО "В" начисленной суммы процентов отсутствует. Поскольку постановление судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства принято на основании уведомления об осуществлении зачета при отсутствии встречного исполнительного листа и отсутствии доказательств фактического исполнения исполнительного листа, суд правомерно признал указанное постановление судебного пристава-исполнителя и его действия по окончанию исполнительного производства противоречащими ст. 27 ФЗ "Об исполнительном производстве".

Довод ОАО  "У" о том, что вывод суда о неправомерности принятия судебным приставом-исполнителем зачета встречных однородных требований в качестве фактического исполнения судебного акта противоречит закону (ст. 410 ГК РФ), судом кассационной инстанции отклонен. Заявление о зачете встречного требования как способе фактического исполнения исполнительного документа было сделано ООО  "У" на стадии принудительного исполнения судебных актов. Поэтому нормы гражданского законодательства о зачете подлежат применению с учетом требований специального закона - Федерального закона "Об исполнительном производстве". Само по себе заявление о зачете без представления надлежащего доказательства о наличии у другой стороны встречного обязательства (исполнительного документа) не свидетельствует о фактическом исполнении исполнительного документа.

 

13. Право арендатора зачесть в счет арендной платы стоимость капитального ремонта (ст.616 ГК РФ) реализуется при условии соблюдения общих  норм о зачете. В соответствии со ст.411 ГК РФ, если по заявлению арендодателя к такому требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек, зачет не допускается.

 Заявление о зачете должно содержать определенное волеизъявление стороны на прекращение обязательства зачетом  и указание конкретной суммы, подлежащей зачету (А60-12345/2000).

 

ОАО "У» обратилось в суд с иском к производственному кооперативу «М» о расторжении договора аренды нежилого помещения и выселении ответчика в связи с неоднократным нарушением обязательств по внесению арендной платы. Возражая на исковые требования,  ответчик ссылался на отсутствие у него  долга по арендной плате, поскольку им заявлено в пределах срока исковой давности требование о зачете стоимости произведенного капитального ремонта в счет арендной платы.

Решением суда иск удовлетворен. Договор аренды  расторгнут, ПК "Метиз" из нежилого помещения выселен в связи с невнесением арендатором арендной платы более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа.

Постановлением апелляционной инстанции решение изменено. В удовлетворении требования о расторжении договора аренды отказано: суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что на момент принятия решения судом первой инстанции договор уже прекратил свое действие в связи с односторонним отказом истца от договора, поэтому основания для удовлетворения требования о досрочном расторжении договора отсутствовали. В остальной части решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10.02.2003 г. № 136/03 постановление апелляционной инстанции отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе. В отношении условий осуществления арендатором права на зачет стоимости капитального ремонта в счет арендной платы (ст.616 ГК РФ) суды всех инстанций придерживались единой позиции, которая сводится к следующему.

Право на зачет стоимости произведенных по капитальному ремонту работ возникло у ПК "М" (арендатора) с момента их завершения в 1994 г., соответственно, срок исковой давности истек в 1997 году. Поскольку истец заявил о применении к данному требованию срока исковой давности и этот срок истек, суд пришел к выводу о недопустимости зачета на основании ст.411 ГК РФ.

Доказательства своевременного осуществления  права на зачет ответчиком не представлены. Имеющиеся в материалах дела письма ПК "М", датированные 1994-1996 гг., в качестве доказательства осуществления зачета по заявлению арендатора не приняты, так как из их содержания заявление о зачете не усматривается, а также неясно, какая конкретно сумма подлежит зачету в счет арендной платы.

Исходя из данных обстоятельств, обязательство арендатора  по уплате арендной платы арендодателю не может считаться прекращенным зачетом, поэтому требования истца о расторжении договора аренды в связи с невнесением  арендной платы более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа (ст. ст. 452, 619 ГК РФ) и его выселении из занимаемого нежилого помещения (ст. 622 ГК РФ) признаны обоснованными.

 

3. СОГЛАШЕНИЕ  СТОРОН  О  ПРЕКРАЩЕНИИ   ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

 

14.Отсутствие в соглашении сторон (акте зачета взаимных требований) указания на конкретное обязательство, из которого возникла погашаемая задолженность, не является основанием недействительности соглашения о прекращении обязательств. В этом случае соглашение является незаключенным, поскольку не согласован его предмет.

Незаключенность соглашения в части не является основанием для признания его незаключенным в полном объеме (дело № 8190/2002).

 

ЗАО «Р» обратилось в суд с иском к ООО «Т», ОАО «З», ООО «М», ОАО «С», ГУП «В», ООО «Б» о признании недействительным акта зачета взаимных требований между истцом и ответчиками, указывая на его несоответствие  ст.410 ГК РФ.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на то, что ст.410 к данным правоотношениям неприменима, поскольку заключенное сторонами соглашение является многосторонней сделкой, участники которой не имеют встречных обязательств друг перед другом.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10.10.2002 г. № Ф09-2486/02 судебные акты оставлены без изменения.

При разрешении данного спора суды исходили из следующего.       

В соответствии с заключенным сторонами соглашением (актом взаимозачета) истец исполнил свою обязанность по погашению задолженности ОАО «З». По условиям соглашения один из ответчиков ООО «Т» обязался погасить задолженность самого истца в той же сумме, однако ссылка на основание возникновения долга истца в договоре отсутствует. Таким образом, в этой части соглашение является незаключенным, так как не согласовано условие о предмете сделки -  отсутствует указание на обязательство истца, подлежащее прекращению, по которому он являлся бы должником, а ответчик ООО «Т» кредитором.

Незаключенность соглашения в части не влечет вывод о незаключенности его в полном объеме: остальные участники соглашения в действительности имели неисполненные обязательства по договорам, реквизиты которых указаны в соглашении; эти  обязательства и были прекращены исполнением оспариваемого соглашения.

Данная сделка не противоречит закону или иным правовым актам, поэтому не является ничтожной. Ссылка истца на ст.410 ГК РФ судом правомерно отклонена, поскольку предметом  регулирования ст.410 ГК РФ являются односторонние сделки по зачету встречных однородных требований. В рассматриваемом случае участники многосторонней сделки никаких встречных обязательств  не имеют, так как каждая из сторон выступает последовательно либо кредитором, либо должником в отношениях друг с другом, а не является одновременно (встречно) и кредитором, и должником во взаимоотношениях. Следовательно, нет  оснований для признания сделки недействительной как противоречащей ст.410 ГК РФ.

Аналогичная позиция нашла отражение в судебных актах по делам А60-8191/02 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 10.10.2002 №Ф09-2485/02),  А60-8148/02 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29.08.2002 №Ф09-2019/02),  А60-4157/02 (оставлено без изменения постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 19.08.2002 г. №Ф09-1906/02).

 

15. Соглашение о зачете, предметом которого является погашение задолженности  по уплате налога одного из участников другим участником, является недействительным в силу ст.168 ГК РФ и ст.45 НК РФ (дело N А60-5734/02).

 

ФГУП "С" обратилось в  суд с иском к ООО "Ф", СОГУ "У", ОАО "В" о признании недействительным акта зачета взаимной задолженности как противоречащего налоговому законодательству.

Решением суда иск удовлетворен, акт зачета признан недействительным со ссылкой на ст.ст.168 ГК РФ, 45 НК РФ.

Постановлением апелляционной инстанции  решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.08.2002 г. №Ф09-1818/02 судебные акты оставлены без изменения в связи со следующим.

Между СОГУ "У",  ОАО "В", ООО "Ф" и  ФГУП «С»  заключено соглашение о прекращении обязательств (оформлено актом зачета взаимных требований), в соответствии с которым ФГУП "С" погашает задолженность СОГУ "У" за производство работ по содержанию автомобильных дорог по договору N 1; СОГУ "У" погашает задолженность ОАО "В" по налогу на пользователей автомобильных дорог в Территориальный дорожный фонд; ОАО "В" погашает задолженность ООО "Ф" за поставленные строительные материалы ; ООО "Ф" погашает задолженность ФГУП "С" по налогу на прибыль и по налогу на имущество в областной бюджет.

Суд кассационной инстанции согласился с выводом суда первой и апелляционной инстанции  о том, что фактически при подписании указанного акта воля сторон была направлена на единовременное прекращение обязательств.

При этом двумя сторонами в указанной сделке осуществляется погашение налоговых обязательств других сторон: ООО "Ф" погашает задолженность ФГУП "С" по налогу на прибыль и на имущество, СОГУ "У" погашает задолженность  ОАО "В" по налогу на пользование автомобильных дорог.

Налоговые обязательства должны быть исполнены исключительно налогоплательщиком, и исполнение должно быть произведено путем уплаты денежных средств (пункты 1, 3 ст.45 НК РФ). Следовательно, прекращение налоговых обязательств по соглашению сторон, не допускается.

Таким образом, судом сделан правильный вывод о ничтожности сделки - акта зачета взаимной задолженности  на основании ст. 168 ГК РФ как не соответствующей положениям п.1, 3 ст.45 НК РФ.

 

16. Обязательство, прекращенное актом зачета взаимных требований, являющимся по правовой природе соглашением сторон, соответствующим закону и отвечающим условиям действительности сделок, восстановлению не подлежит. Гражданским законодательством не предусмотрена возможность восстановления правомерно и обоснованно прекращенных  обязательств (дело №  А60-6216/02).

 

ГП "Б" обратилось в  суд  с иском к АО "С" о применении последствий недействительности ничтожной сделки (акта о зачете взаимных требований) в виде приведения сторон в первоначальное положение и восстановлении задолженности АО "С" перед ГП "Б, указав на несоответствие оспариваемого соглашения ст.410 ГК РФ.

Решением суда в иске отказано со ссылкой на соответствие заключенного соглашения требованиям действующего законодательства.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 12.08.2002 г. № Ф09-1817/02 решение оставлено без изменения по следующим основаниям.

Между АО «С», ГП «Б», ООО «В», ОАО «Е» заключено соглашение о прекращении обязательств, оформленное актом зачета взаимных требований.

По своей правовой природе оспариваемый акт  является многосторонней сделкой, направленной на прекращение обязательств. Поскольку перечень способов прекращения обязательств, предусмотренных гл. 26 ГК РФ, в соответствии с п. 1 ст. 407 ГК РФ не является исчерпывающим, заключение такого соглашения не противоречит действующему законодательству. Отказывая в иске о восстановлении задолженности АО "С" перед ГП "Б", суд первой инстанции указал, что гражданским законодательством не предусмотрена возможность восстановления правомерно и обоснованно прекращенных обязательств. Данный довод поддержан судом кассационной инстанции, поскольку рассматриваемое соглашение отвечает условиям действительности сделок, содержит все существенные условия, в результате его исполнения прекращены существовавшие в действительности обязательства сторон.

 

4. НОВАЦИЯ

 

17. Соглашение о новации должно содержать явно выраженную волю обеих сторон на прекращение первоначального обязательства и возникновение нового.

Не могут рассматриваться в качестве соглашения о новации акты сверки расчетов, акты выполненных работ и иные документы, подтверждающие наличие каких-либо экономических отношений между сторонами (дело № А60-5399/2003, А60-25428/03).  

 

ОАО «У»  просило  взыскать с ОАО «Б» сумму задолженности по оплате работ, выполненных на основании договора подряда и сумму процентов по ст. 395 ГК РФ.

Возражая на исковые требования, ответчик ссылался на соглашение о новации, по которому обязательство истца по передаче векселя, возникшее из договора мены, было заменено на обязательство по уплате денежной суммы в размере 3 312 500 руб., которая и была предъявлена к зачету требования истца по оплате работ.

Решением суда иск удовлетворен частично, взыскана сумма основного долга и проценты в меньшем размере, поскольку суд не принял в качестве соглашения о новации представленный ответчиком акт сверки расчетов, соответственно, не признал прекращенным зачетом обязательство по оплате работ.

Постановлением апелляционной инстанции  решение оставлено без изменения.

Исходя из норм ст.414 ГК РФ, новация представляет собой сделку, т.е. действия, направленные на возникновение, изменение, прекращение гражданских прав и обязанностей.

Однако акт сверки сделкой не является, поскольку не направлен на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а отражает лишь фактическое в суммовом выражении состояние взаимных экономических отношений сторон, возникших на основании каких-либо конкретных сделок, совершенных ранее. Он может служить одним из доказательств обоснованности требований, но не несет самостоятельной нагрузки как документ, порождающий новое обязательство.

Аналогичная позиция отражена в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 23.12.2003 г.№ Ф09-1460/03.

В постановлении апелляционной инстанции по делу А60-25428/03 суд согласился с доводами суда первой инстанции относительно оценки правовой природы акта выполненных работ в качестве итогового документа, отражающего исполнение условий договора на переработку подката  и не содержащего признаков самостоятельной сделки, новирующей первоначальное обязательство. В решении по данному делу, поддержанному апелляционной инстанцией, суд указал, что  соглашение о новации должно содержать сведения о волеизъявлении каждой из сторон в отношении прекращения обязательства и его замене на новое обязательство. Представленный акт не содержит указаний о замене первоначального обязательства между сторонами на новые обязательства сторон, в том числе обязательство ответчика по оплате переданного ему подката. Отраженные в акте сведения характеризуют выполнение работ по договору подряда и не влекут за собой возникновение обязанностей сторон друг перед другом.

 

18. Соглашение о замене первоначального денежного обязательства новым денежным обязательством  по оплате долга в иной сумме и с другим сроком исполнения признается новацией.

Форма соглашения о новации считается соблюденной при условии ее соответствия общим требованиям к форме договора, установленным п.2 ст.434 ГК РФ (дело №А60- 17334/2003).

 

ОАО «П» обратилось в суд с иском к ИП Н. о возврате мельничного комплекса, переданного ответчику во исполнение обязательств по договору поставки, в связи с неисполнением обязанности по оплате поставленного товара. Ответчик исполнил обязанность по оплате частично, перечислив сумму предоплаты; остальная часть денежной суммы, подлежащая уплате в рассрочку в последующие шесть месяцев,  не уплачена.

            Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на то, что сторонами заключено соглашение о новации, в результате которого первоначальное обязательство ответчика по оплате поставленного имущества прекратилось, возникло новое обязательство, срок исполнения которого на момент рассмотрения спора не наступил.

Основанием для вывода суда о прекращении обязательства новацией послужила факсограмма истца, отправленная после предъявления данного иска и подписанная ответчиком, содержащая новые условия, касающиеся порядка и сроков оплаты мельничного комплекса: долг в сумме 430 000 руб. индексируется на ставку рефинансирования и  составляет 478 066 руб. (с учетом процентов за предоставление рассрочки). Данная сумма подлежит уплате  равными долями в период с ноября 2003г. по февраль 2004г.

Представленный документ, исходящий от истца и полученный ответчиком,  содержит волеизъявление обеих сторон на замену прежнего обязательства по уплате 430 000 руб. новым обязательством по уплате 478 066 руб. в иные сроки с иным размером частичных платежей. Документ принят судом в качестве соглашения сторон, поскольку соответствует требованиям п.2 ст.434 ГК РФ.  Данным соглашением изменен размер денежной суммы, подлежащей уплате ответчиком, т.е. предмет исполнения, и определен новый порядок погашения задолженности, т.е. изменен способ исполнения, что в соответствии со ст.414 ГК РФ является новацией.

Таким образом, с момента заключения названного соглашения первоначальное обязательство по оплате долга прекращено новацией,  и у ответчика  возникло новое обязательство по оплате долга в иной сумме и с другим сроком исполнения.

 

            19.Соглашение о замене обязательства по оплате потребленных услуг обязательством по поставке товара признается новацией (дело №А60-17369/03).

 

Государственное образовательное учреждение обратилось в  суд с иском к МП ЖКХ «Т» о взыскании 533 901 руб. 83 коп.суммы, излишне уплаченной во исполнение обязательства по оплате задолженности  за потребленные истцом коммунальные услуги.

Решением суда исковые требования удовлетворены в связи со следующим.

Истец имел неисполненное обязательство перед ответчиком по оплате потребленных коммунальных услуг в сумме 513 856 руб. 85 коп.   В целях погашения данной задолженности сторонами заключено  соглашение, по условиям которого истец обязался погасить задолженность за потребленные услуги товаром (уголь, шифер, рукавицы рабочие) в течение 2001 г.

Суд оценил данное соглашение как новацию обязательства по оплате потребленных услуг обязательством по поставке товара, поскольку изменен предмет исполнения (ст.414 ГК РФ): денежное обязательство заменено на обязательство по поставке товара.

Истец выполнил свои обязательства по данному договору, передав ответчику  уголь на сумму 962 291 руб. 90 коп. Установив, что  погашение долга произведено истцом с переплатой, сумма которой составила 533 901 руб. 83 коп., в связи с чем у ответчика возникло обязательство по оплате полученного угля в сумме 533 901 руб. 83 коп., суд на основании статей 309, 310, 414, 454 ГК РФ ГК удовлетворил заявленные требования.

 

20.  Соглашение о замене нескольких денежных обязательств, возникших из различных правовых оснований, одним обязательством по оплате денежной суммы в том же размере, признается новацией.

Новация  прекращает  все  дополнительные  обязанности  по  первоначальному  обязательству  сторон,  в  том  числе  по  уплате  штрафов,  неустоек,  пени,  убытков  и  процентов  в  соответствии  со  ст. 395  ГК  РФ.

В случае неисполнения нового денежного обязательства, возникшего из соглашения о новации, на сумму денежных средств подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами (дело № А60-23863/2003).

 

ООО «Ш» обратилось в суд с иском к ЕМУП «Г» о взыскании суммы  основного  долга   по  соглашению  о  прекращении  обязательств  новацией и процентов  за  пользование  чужими  денежными  средствами.

Решением суда исковые требования удовлетворены частично, взыскана сумма долга и проценты в меньшем размере. Удовлетворяя иск, суд исходил из следующего.

Между  сторонами  заключено  соглашение  о  прекращении  обязательств  новацией, согласно  которому  имевшееся  у  должника  (ответчика)  обязательство  перед  кредитором  (истцом)  по  погашению  задолженности  за  потребленную  тепловую  и  электрическую  энергию по договорам № 1, № 2 и № 3 на  общую  сумму  2 175 640  рублей    заменяется  обязательством  должника  уплатить  кредитору  любым  не запрещенным  законом  способом  сумму  в  размере  2 175 640  руб.               Новация  прекращает  все  дополнительные  обязанности  по  первоначальному  обязательству  сторон,  в  том  числе  по  уплате  штрафов,  неустоек,  пени,  убытков  и  процентов  в  соответствии  со  ст. 395  ГК  РФ. Однако, поскольку новое обязательство также является денежным и оно не было исполнено ответчиком в установленный соглашением срок, на сумму 2 175 640  руб., подлежащую уплате по соглашению о новации, начислены проценты за пользование чужими денежными средствами. 

Таким образом, взыскана сумма задолженности по соглашению о новации и проценты, начисленные на эту сумму в соответствии со ст.395 ГК РФ. 

 

21.Соглашение о новации, в результате которого произведена замена долга по оплате полученной продукции на обязательство по передаче векселей,  не допускает применение ответственности за пользование чужими денежными средствами после заключения соглашения (дело № А60-16123/02).

 

ООО "Н" обратилось в  суд  с иском к ОАО "М" о взыскании суммы задолженности за продукцию, поставленную ООО "Д", право требования которой возникло у истца из договора уступки требования, и суммы процентов за пользование чужими денежными средствами.

Решением суда в иске отказано, поскольку соглашением о новации денежное обязательство было заменено на вексельное, а положения ст.395 ГК  РФ применимы исключительно к денежным обязательствам.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 03.02.2003 г. № Ф09-93/03 решение в данной части оставлено без изменения.

ООО «Н» по договору уступки права требования приобрело право требования к ОАО «М» денежной суммы в размере 278900 руб., возникшее из договора поставки. Впоследствии сторонами заключено соглашение о новации, в результате которого денежное обязательство в размере 278900 руб. заменено обязательством  по передаче векселя на эту же сумму.

Суд кассационной инстанции согласился с доводами суда первой инстанции о том, что с момента заключения соглашения о новации стороны по обоюдному согласию заменили долг по оплате полученной продукции на обязательство по передаче векселей, в результате чего у ответчика отпала обязанность по оплате долга и возникло новое обязательство по передаче векселей. Замена долга по оплате полученной продукции на обязательство по передаче векселей не позволяет после заключения соглашения о новации применять ответственность за пользование чужими денежными средствами.

Ссылка истца на то, что проценты в любом случае подлежат взысканию, отклонена, поскольку в соответствии со ст. 414 ГК РФ соглашением сторон о замене первоначального обязательства, существовавшего между ними, другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения (новация), обязательство прекращается.

Таким образом, ответственность за пользование чужими денежными средствами не может быть применена в связи с заключением соглашения о новации, в результате которого обязательство по оплате  продукции заменено на обязательство по передаче векселей.

 

            22.Соглашение о расторжении соглашения о новации не прекращает вексельное обязательство, возникшее в результате новации. Соглашение о расторжении является ничтожным на основании ст.168 ГК РФ ввиду его противоречия Положению «О переводном и простом векселе»ело № А60-12738/2003)

 

ООО  «Р»  просило  взыскать  с  ОАО «Н» сумму задолженности  по договору займа,  сумму  пени за неисполнение обязательства по возврату суммы займа  и процентов, предусмотренных договором.

Решением суда в иске отказано, так как требования истца основаны на первоначальном договоре займа, прекращенном соглашением о новации.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Между сторонами заключен договор займа, в соответствии с которым истец предоставил ответчику заем  на общую сумму 2 626 094 руб.  Впоследствии соглашением сторон первоначальное заемное обязательство заменено другим обязательством, согласно которому ответчик обязался акцептовать и оплатить законному векселедержателю переводной вексель истца на сумму 2 261 598 руб. сроком платежа по предъявлении, с начислением процентов - 21% годовых.

Предъявленный векселедержателем к оплате вексель ответчиком оплачен не был. Решением арбитражного суда на основании статьи 47 Положения «О простом и переводном векселе» с истца и ответчика солидарно в пользу векселедержателя была взыскана  сумма 2 261 598 руб. по данному векселю.

Истец направил ответчику письмо с предложением о расторжении соглашения о новации,  ОАО «Н» своим письмом выразило согласие на расторжение упомянутого соглашения. Считая соглашение о новации прекращенным, истец основывал свои требования на первоначальном договоре займа.

Отказывая в иске, суд исходил из того, что соглашение истца и ответчика  о расторжении соглашения о новации является ничтожным на основании статьи 168 ГК РФ и, следовательно, стороны не связаны первоначальными обязательствами, которые были прекращены соглашением о новации. Данный вывод поддержан судом апелляционной инстанции.

 Статья 47 Положения «О простом и переводном векселе» предусматривает, что все выдавшие, акцептовавшие, индоссировавшие переводной вексель или поставившие на нем аваль  являются солидарно обязанными перед векселедержателем.

Таким образом, соглашение о расторжении соглашения о новации нарушает нормы Положения «О простом и переводном векселе» (ст.47-51), поэтому является ничтожным и не влечет прекращения обязательств, возникших из действительного соглашения о новации.

 

 

5. ИНЫЕ  СПОСОБЫ  ПРЕКРАЩЕНИЯ  ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

 

23. Прощение долга является самостоятельным основанием  прекращения обязательств, по правовой природе представляет собой одностороннюю сделку,  на которую не распространяются нормы главы 32 ГК РФ о дарении.

В случае, если прощение долга оформлено соглашением сторон, из содержания которого усматривается намерение одной стороны освободить от имущественной обязанности другую сторону и выражено согласие другой стороны на совершение данного действия, такое соглашение представляет собой одну из форм дарения и должно подчиняться нормам главы  32 ГК РФ (дело № А60-27234/2004).

 

ОАО «К» обратилось в суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя по возврату исполненного исполнительного документа, а также признании незаконным постановления о взыскании исполнительского сбора, ссылаясь на то, что исполнительный лист фактически исполнен, поскольку сторонами заключено соглашение о прощении долга.

Решением суда заявленные требования удовлетворены в части признания незаконным постановления о взыскания исполнительского сбора.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 14.04.2005 г. судебные акты оставлены без изменения.

В качестве доказательства фактического исполнения исполнительного документа ОАО «К» ссылалось на соглашение о прощении долга, по условиям которого сумма процентов за пользование чужими денежными средствами, определенная утвержденным судом мировым соглашением, взысканию не подлежит в соответствии со ст.415 ГК РФ.

Суд первой инстанции признал правомерной позицию судебного пристава-исполнителя в отношении оценки представленного соглашения, указав, что в силу ст.415 ГК РФ прощение долга относится к односторонней сделке, но в данном случае имеет место основанная на взаимном соглашении двусторонняя сделка. Данное обстоятельство позволяет сделать вывод о наличии признаков договора дарения, который в отношениях между коммерческими организациями не допускается.

Суд апелляционной инстанции, соглашаясь с доводами суда первой инстанции об отсутствии предусмотренных законом оснований для окончания исполнительного производства, указал, что прощение долга (ст.415 ГК РФ) является самостоятельным основанием для прекращения обязательства.

                Аналогичная позиция высказана в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.02.2002 г. № Ф09-139/02: суд не согласился с доводом кассационной жалобы о том, что прощение долга становится одним из видов дарения и в связи с этим должно подчиняться запретам, установленным #M12293 0 9027703 1265885411 8012419 1103877573 1522760623 4294960075 3487043949 1522760597 938ст.575 ГК РФ, и указал,#S что запрет, предусмотренный #M12293 1 9027703 1265885411 8012419 1103877573 1522760623 4294960075 3487043949 1522760597 938ст.575 ГК РФ#S, на прощение долга не распространяется, поскольку в этом случае исключалось бы применение #M12293 2 9027690 1265885411 7911939 1489014373 310281294 1137587638 869553421 345907402 3322099564ст.415 ГК РФ#S. Единственным условием, препятствующим кредитору освободить должника от лежащих на нем обязанностей согласно норме #M12293 3 9027690 1265885411 7911939 1489014373 310281294 1137587638 869553421 345907402 3322099564ст.415 ГК РФ#S, является нарушение прав других лиц в отношении имущества кредитора.

 

24. Ликвидация юридического лица прекращает обязательство с момента внесения записи о прекращении юридического лица в Единый государственный реестр юридических лиц.

 С этого момента к юридическому лицу, являвшемуся стороной договора, не могут быть предъявлены требования, вытекающие из договора (дело №А60-3329/2003-С1).

 

ООО «СУ» обратилось в  суд  с иском к ОАО "У" о возмещении расходов на устранение недостатков работ, выполненных по договору подряда, на основании #M12293 0 9027703 1265885411 8208039 2640336664 1175784384 938 3332849167 1264343942 1570175347ст.723 ГК РФ#S.

Решением суда в удовлетворении исковых требований отказано со ссылкой на то, что право заказчика поручать устранение недостатков выполненных работ третьим лицам не предусмотрено договором; подрядчик не извещался о выявленных недостатках; акты подписаны неуполномоченным лицом; не доказана непригодность результата работ для обычного использования.

Постановлением апелляционной инстанции  решение оставлено без изменения.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 28.08.2003 г. №Ф09-2343/03 принятые судебные акты отменены, производство по делу прекращено в связи со следующим.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что решением Арбитражного суда Свердловской области ОАО «У» признан несостоятельным (банкротом), конкурсное производство в отношении него завершено, ОАО "У" ликвидировано и исключено из Единого государственного реестра юридических лиц, о чем имеется свидетельство о внесении записи в Единый государственный реестр юридических лиц  (п.8 #M12293 0 9027690 1265885411 25827 1376109634 1675830228 2211858264 217114040 77 3376540799ст.63 Гражданского кодекса Российской Федерации#S).

Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда апелляционной инстанции о том, что основания для удовлетворения исковых требований отсутствуют, поскольку сторона договора подряда как юридическое лицо ликвидирована, а обязательства ликвидированного юридического лица, возникшие из указанного договора, прекратились (#M12293 0 9027690 1265885411 7911943 2529714213 3601872296 2224680543 2211858264 217114040 1137587638ст.419 Гражданского кодекса Российской Федерации#S).

Суд кассационной инстанции согласился также с доводами апелляционной инстанции о том, что ООО "Ур" не является правопреемником ответчика по всем обязательствам из договора подряда, так как по договору уступки права требования им приобретено лишь конкретное право - требовать от истца уплаты денежной суммы за выполненные работы по спорному договору подряда.

Таким образом, ООО «Ур»  приобретено лишь право требовать уплаты долга, все остальные права и обязанности ОАО "У"  прекращены его ликвидацией, что является основанием для прекращения производства по делу на основании п.5 ч.1 ст.150 АПК РФ.

 

25. Односторонний отказ от исполнения обязательства в случае, когда такое право предусмотрено законом, прекращает обязательство при условии соблюдения предусмотренного законом порядка реализации права на односторонний отказ.

Отказ от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, должен соответствовать положениям п.2 ст.610 ГК РФ. В случае, если к моменту рассмотрения спора по существу трехмесячный срок, установленный п. 2 ст. 610 ГК РФ, не истек, исковое заявление подлежит оставлению без рассмотрения  по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 148 АПК РФ (дело № N А60-18654/2002).

 

ФГУП "С" обратилось в  суд  с иском к ЗАО "И" о понуждении освободить нежилое помещение, занимаемое ответчиком по договору аренды, в связи с прекращением договора аренды.

Решением суда в удовлетворении иска отказано исходя из того, что договор аренды следует считать заключенным между ответчиком и МУГИСО как представителем собственника нежилого помещения, поскольку истец не обладал полномочиями на заключение договора, так как право хозяйственного ведения на спорное имущество возникло у него с момента государственной регистрации.

Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, исковые требования удовлетворены, так как суд апелляционной инстанции, основываясь на ст.299 ГК РФ,  пришел к выводу о том, что истец является арендодателем, поскольку право хозяйственного ведения на нежилое помещение возникло у него с момента передачи имущества.

Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 24.12.2002 г. по делу №Ф09-3076 судебные акты отменены, исковое заявление оставлено без рассмотрения по следующим основаниям.

Между ФГУП "С" (арендодатель), МУГИСО (представитель собственника) и ЗАО "И" (арендатор)  заключен договор аренды на определенный срок, в соответствии с которым арендатору передано в пользование нежилое помещение. По истечении срока договора ответчик продолжал пользоваться нежилым помещением при отсутствии возражений со стороны истца, что в соответствии с п. 2 ст. 621 ГК РФ свидетельствует о возобновлении договора на тех же условиях на неопределенный срок. В этом случае в силу п. 2 ст. 610 ГК РФ каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону при аренде недвижимого имущества за три месяца.

Истец направил ответчику письмо, в котором заявил требование об освобождении занимаемого нежилого помещения, что следует квалифицировать как предупреждение об отказе от договора. Между тем, на момент рассмотрения спора по существу  не истек трехмесячный срок, установленный п. 2 ст. 610 ГК РФ.

Таким образом, суд кассационной инстанции указал на несоблюдение истцом  досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком, в связи с чем его исковое заявление подлежало оставлению без рассмотрения по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 148 АПК РФ.