Практика разрешения споров, связанных с договором мены*

Под договором мены понимается гражданско-правовой договор, в соответствии с которым каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой (п.1 ст.567 ГК РФ).

Основные признаки договора мены:

- договор мены относится к числу договоров, направленных на передачу имущества;

- по договору мены обмениваемое имущество передается в собственность (а в соответствующих случаях - в хозяйственное ведение или оперативное управление);

- договор мены отличается характером встречного предоставления (стороны договора мены один товар обменивают на другой)

- по договору мены право собственности на полученные в порядке обмена товара переходит к каждой из сторон одновременно после того, как обязательства по передаче товаров исполнены обеими сторонами (ст.570 ГК РФ).

Договор мены носит универсальный характер и может применяться для регулирования правоотношений с участием любым лиц, признаваемых субъектами гражданских прав: граждан, юридических лиц, а также публично-правовых образований (Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования).

Предметом договора мены являются действия каждой из сторон по передаче в собственность (хозяйственное ведение, оперативное управление) другой стороне обмениваемого товара.

Договор мены считается заключенным с момента достижения сторонами соглашения в надлежащей форме по всем существенным условиям договора.

Для признания договора мены заключенным от сторон требуется согласовать и предусмотреть непосредственно в тексте договора условие о количестве и наименовании обмениваемых товаров.

Все остальные условия, относящиеся к предмету договора мены, могут быть определены в соответствии с диспозитивными нормами о купле-продаже, содержащимися в ГК РФ.

Арбитражным судом Свердловской области рассмотрено дело по иску ОАО к МУП о взыскании задолженности в сумме 465587руб.41коп. за поставленную продукцию по договору мены, а также проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 62164руб.54коп.

В соответствии с договором № 5 от 19.01.98г., заключенного между сторонами последние обмениваются товарами без денежной оплаты согласно согласованной спецификации (п.1.1), которая является неотъемлемой частью договора. Цены согласуются на момент отгрузки. Документ о зачете взаимных требований составляется заинтересованной стороной после выполнения встречной поставки в дневной срок после получения товара и направляется для подписания стороне выполнившей встречную поставку (п.2.2). Основанием для отгрузки товаров являются заявки, в которых должны быть указаны наименование товара, количество, сроки отгрузки, реквизиты получателя (п.3.2).

В соответствии со ст.567 ГК РФ по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороне товар в обмен на другой. К договору мены применяются правила о купле-продаже (глава 30), если это не противоречит правилам настоящей главы и существу мены. При этом каждая из сторон признается продавцом товара, который она обязуется передать, и покупателем товара, который она обязуется принять в обмен.

Из ст.456 ГК РФ следует, что товаром по договору купли-продажи могут быть любые вещи с соблюдением правил, предусмотренных ст.129 настоящего кодекса. Условие договора купли-продажи о товаре считается согласованным, если договор позволяет определить наименование и количество товара. Данные условия считаются существенными, при отсутствии которых в силу ст.ст. 432, 433 ГК РФ договор считается незаключенным. Кроме того, срок исполнения сторонами передать товар покупателю договором не определен. Не установлен этот срок истцом и в порядке ст.314 ГК РФ.

Согласно ст.465 ГК РФ количество товара, подлежащего передаче покупателю, предусматривается договором в соответствующих единицах или в денежном выражении. Спорный договор мены не позволяет определить количество подлежащего передаче товара, а поэтому договор следует считать незаключенным.

Распределение прав и обязанностей между участниками договора мены определяется также в соответствии с нормами о договоре купли-продажи.

Договор мены должен заключаться в форме, тождественной той, в которой надлежит заключать договор купли-продажи соответствующего товара.

В равной степени к договорам мены применимы и правила о государственной регистрации договора купли-продажи отдельных видов недвижимого имущества.

Гражданский кодекс устанавливает ряд специальных правил о мене, отражающих особенности содержания и исполнения этого договора :

1. В случаях, когда в договоре мены отсутствуют условия о цене обмениваемых товаров, а также о распределении между сторонами расходов, связанных с исполнением обязательств, следует исходить из предположения, что предметом договора является обмен равноценными товарами. Расходы же на передачу товаров, их принятие и иные действия, связанные с исполнением договора, должны в каждом конкретном случае возлагаться на ту сторону, которая несет соответствующие обязанности согласно договору (п.1 ст.568 ГК РФ).

Арбитражным судом Свердловской области рассмотрено дело по иску ОАО к ЗАО о взыскании 4826руб. - разницы в стоимости продукции, взаимно поставленной по договору мены.

Рассмотрев материалы дела, суд установил, что в соответствии с договором мены № А41-Е от 08.04.98г., заключенным между сторонами, истец обязался передать ответчику провод марки ПАЛ 2,5 и ПАЛ 4,0 в количестве 5км на общую сумму 25185руб.00коп. в обмен на проволоку ГОСТ 3282 в количестве 5 тонн на ту же сумму, которую обязался передать ответчик.

Во исполнение своих обязательств сторонами была осуществлена взаимная поставка продукции: ответчик отгрузил истцу провод в количестве 4,63 км по накладной № 52210 от 30.04.98г., а истец в свою очередь, передал ответчику проволоку в количестве 4,97тонн по товарно-транспортной накладной № 90693 от 05.05.98г.

В силу п.1 ст.568 ГК РФ если из договора мены не вытекает иное, товары, подлежащие обмену предполагаются равноценными.

Согласно п.1 договора стоимость подлежащих обмену товаров, в указанном количестве определена в одной сумме - 25185руб.00коп.

При таких обстоятельствах, основания для взыскания с ответчика разницы в стоимости взаимно поставленных товаров отсутствуют.

2. Вместе с тем, если из текста договора вытекает, что его предметом является обмен неравноценными товарами, на сторону, обязанную в соответствии с договором передать товар, цена которого ниже, чем цена товара, предлагаемого в обмен, возлагается дополнительная обязанность по оплате разницы в ценах на указанные товары. Оплата разницы в ценах должна быть произведена непосредственно до или после передачи товара, имеющего более низкую цену. Договором мены может быть предусмотрен другой порядок компенсации разницы в ценах на обмениваемые товары.

Арбитражным судом Свердловской области рассмотрено дело о иску ОАО к ООО о взыскании задолженности в сумме 1716руб.64коп.

Рассмотрев материалы дела, суд установил следующее: между сторонами в декабре 1998г. был произведен товарообмен.

Истец отгрузки ответчику металлопрокат на сумму 51222руб.60коп. (дов. № 20 от 08.12.98г., накладная); в свою очередь ответчик отгрузил истцу кирпич огнеупорный на сумму 49505руб.91коп. (счет-фактура № 18 от 08.12.98г.). Разница составила 1716руб.64коп., требования истца ответчик не оспорил.

С учетом изложенного, ст.ст. 307, 310 ГК РФ требования истца были удовлетворены в сумме 1716руб.64коп.

3. Обмен товаров по договору мены не обязательно должен быть одномоментным, не исключаются случаи, когда в соответствии с договором даты передачи обмениваемых товаров не совпадают: сначала свою обязанность по передаче товара исполняет одна сторона, а спустя некоторое время - ее контрагент. В подобной ситуации, когда сроки передачи обмениваемых товаров не совпадают, исполнение обязанности по передаче товара той стороной, для которой предусмотрен более поздний срок передачи товара, признается встречным исполнением обязательства (ст.569 ГК РФ).

Это означает, что в случае не передачи товаров стороной, которая должна совершить такие действия в более ранний срок, либо при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что передача товара не будет произведена в установленный договором срок, контрагент этой стороны как субъект встречного исполнения обязательства вправе приостановить передачу своих товаров либо вообще отказаться от исполнения договора и потребовать возмещению убытков (ст.328 ГК РФ).

4. Специальное правило предусмотрено ГК РФ применительно к договору мены и в отношении момента перехода права собственности на обмениваемые товары. Суть этого правила состоит в том, что, если законом или договором мены не предусмотрено иное, право собственности на обмениваемые товары переходит к сторонам, выступающим по договору мены в качестве покупателей, одновременно после исполнения обязательств передать соответствующие товары обеими сторонами (ст.570 ГК РФ).

5. Некоторыми особенностями отличается также и регулирование отношений, связанных с применением ответственности за изъятие (эвикцию) товара, полученного по договору мены (ст.571 ГК РФ). Как известно, по договору купли-продажи продавец обязан передать покупателю товар свободным от каких-либо прав третьих лиц, за исключением случая, когда сам покупатель согласился принять товар, обремененный правами третьих лиц. Данное положение в полной мере относится и к договору мены. Вместе с тем при нарушении указанной обязанности стороной по договору мены она должна не только возместить своему контрагенту убытки, как это имеет место в отношениях по договору купли-продажи, но и возвратить контрагенту полученный от него в обмен товар. Следовательно, если товаром является вещь с индивидуально-определенными признаками, она в подобных случаях может быть истребована обратно от другой стороны.

В остальном, как уже отмечалось, договор мены регулируется положениями о купле-продаже, если это не противоречит существу обязательств, возникающих из этого договора. Причем круг норм, регламентирующих куплю-продажу и подлежащих применению к договору мены, не ограничивается общими положениями о купле-продаже (параграф 1 гл.30 ГК РФ), как это имеет место применительно к договорам, признаваемым отдельными видами купли-продажи. К отношениям, вытекающим из договора мены, подлежат применению и специальные правила, посвященные отдельным видам договора купли-продажи, учитывающие специфику продаваемых объектов (продажа недвижимости, продажа предприятий, контрактация сельскохозяйственной продукции и т.п.).

(В.В.Витрянский. “Договор Мены”. Вестник ВАС РФ № 2 2000г. стр.122-136).

Практика рассмотрения споров, связанных с договором мены (по материалам Постановлений Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации)

1. К договору мены, заключенному до вступления в силу Гражданского кодекса РФ, применяются правила статей о купле-продаже ГК РСФСР. (Постановление Президиума ВАС РФ от 30.09.97г. № 3490/97)

Между администрацией города и АО был заключен договор мены объектов недвижимости.

Прокурор в защиту государственных интересов потребовал в судебном порядке признать договор мены от 26.12.94г. недействительным.

В соответствии со ст.255 ГК РСФСР (1964), действовавшего на момент оформления сделки, к договору мены применяются правила статей кодекса о купле-продаже. При этом каждый из участвующих в договоре мены считается продавцом имущества, которое он дает, и покупателем имущества, которое он получает.

Таким образом, администрация города по указанному договору продала в частную собственность акционерного общества два нежилых помещения.

Статьей 25 действовавшего в момент заключения сделки Закона РСФСР “О собственности в РСФСР” предусматривалось, что имущество, находящееся в государственной или муниципальной собственности, может быть отчуждено в частную собственность граждан и юридических лиц в порядке, установленном законодательными актами.

Законодательство о приватизации не допускает прямой продажи государственного или муниципального имущества в частную собственность юридических лиц.

Следовательно, договор мены в силу ст.168 ГК РФ является ничтожным.

В соответствии со ст.167 ГК РФ по недействительной сделке каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по этой сделке.

2. Когда в соответствии с договором мены обмениваемые товары признаются неравноценными, сторона, обязанная передать товар, цена которого ниже цены товара, предоставляемого в обмен, должна оплатить разницу в ценах непосредственно до или после исполнения ее обязанности передать товар, если иной порядок оплаты не предусмотрен договором.

На сумму несвоевременной оплаты разницы в ценах начисляются проценты в соответствии со ст.395 ГК РФ.

Арбитражным судом Свердловской области рассмотрено дело по иску ОАО к ООО о взыскании 129473руб.07коп. долга за поставленный товар по договору мены и 2, 922руб.13коп. процентов по ст.395 ГК РФ за неисполнение денежного обязательства.

При рассмотрении материалов дела судом установлено, что в течение 3-х лет, начиная с 1998г. стороны осуществляли взаимную поставку товаров, продуктов питания, сырья, материалов. Так, в 1998г. со стороны истца отпущено в адрес ответчика материалов на сумму 546609руб.06коп., ответчик передал истцу материалы, сырье, продукты на сумму 413669руб.27коп., разница на 1.01.1999г. составила сумму 132939руб.79коп. в пользу истца, что документально подтверждено истцом (ст.53 АПК РФ).

В 2000г. ответчик поставил и передал истцу товар, материалы, сырье на сумму 934120руб.56коп., истец - на сумму 892740руб.99коп., разница составила сумму - 41379руб.57коп. в пользу ответчика.

В 2001г. по состоянию на 1 июня 2001г. истец поставил ответчику товар. материалы, продукты на сумму 229181, ответчик истцу - 99707руб.93коп., разница с учетом сальдо на 1.01.2000г. - 43389руб.57коп. составила сумму 129473руб.07коп., которые и просит взыскать истец.

Учитывая, что в соответствии со ст.307 ГК РФ - “В силу обязательств одно лицо (должник) обязано возвратить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности”, суд считает, что требования истца о возврате стоимости товаров, переданных ответчику в сумме 129473руб.07коп. являются обоснованными и подлежат удовлетворению в заявленной сумме.

Рассмотрев требования истца в части взыскания процентов по ст.395 ГК РФ - суд решил , что иск подлежит удовлетворению в сумме - 2922руб.13коп., т.к. сумма долга без НДС составит - 107894руб.22коп. х 25% : 360 дней х 39дней (с 1.04.2001г. по 10.05.2001г.) = 2922руб.13коп. Указанная сумма подлежит взысканию на основании ст.395 ГК РФ - ответственность за неисполнение денежного обязательства, поскольку ответчик в течение длительного времени уклонялся от возврата денежных средств за переданную истцом продукцию, товары, продукты питания.

3. Договор о взаимных поставках, определяющий обязанности сторон не только поставить друг другу товары одинаковой общей стоимости, но и оплатить товары, полученные от контрагента не может быть признан договором мены. (Постановление Президиума ВАС РФ № 506 от 13.04.2000г)

ОАО обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании УКЭХ гжевска задолженности за товар и договорных пеней за просрочку его оплаты.

Решением первой инстанции в иске отказано.

Апелляционная и кассационная кон инстанция решение оставили без изменения.

.Президиум Высшего арбитражного суда названные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям:

Как усматривается из материалов дела, ОАО (далее - акционерное общество) и управление коммунально-энергетического хозяйства администрации города Ижевска (далее - управление) заключили договор от 01.10.96г. № 103 о взаимных поставках товаров ориентировочно на 590 тысяч рублей с каждой стороны (в новом масштабе цен).

Указанный договор содержал условия об обязанности контрагентов поставить свой и оплатить полученный от другой стороны товар по ценам, действующим на момент отгрузки при соблюдении графика поставки, и о начислении договорных пеней в случае неоплаты или недопоставки товара (пункты 1.1, 4.1, 5.2, 5.6). Одновременно стороны предусмотрели, что оплата переданных по договору товаров производится взаимозачетом по результатам составления ежемесячных актов сверки (пункты 5.3, 5.5.).

Предъявляя иск, акционерное общество ссылалось на то, что выполнило свои обязательства по договору полностью, но получило от управления только часть причитавшихся товаров, в связи с чем у последнего образовалась задолженность в сумме 242456руб.12коп.

Отказ суда в удовлетворении заявленных требований основан на квалификации спорных правоотношений как договора мены, который не предусматривает денежных обязательств между сторонами.

Однако этот вывод суда не согласуется с законодательством противоречит содержанию договора.

В соответствии с пунктом 1 ст.567 ГК РФ по договору мены каждая из сторон обязуется передать в собственность другой стороны один товар в обмен на другой. По смыслу п.1 ст.568 ГК РФ при обмене равноценными товарами их передача исчерпывает содержание обязанности каждой из сторон.

Договор о взаимных поставках от 01.10.96г. № 103 определил обязанности акционерного общества и управления не только поставить друг другу товары одинаковой общей стоимости, но и оплатить товары, полученные от контрагента. При этом обязательство ни одной из сторон по передаче товара не обусловлено встречной передачей товара другой стороной.

В силу п.1 ст.516 ГК РФ покупатель по договору поставки оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки, либо платежными поручениями в случаях, когда порядок и форма расчетов договором не определены.

Данное положение конкретизирует установленную пунктом 1 ст.454 ГК РФ обязанность покупателя уплатить определенную денежную сумму за товар, полученный по договору купли-продажи отдельным видом которого является договор поставки (п.5 ст.454 ГК РФ).

В соответствии со ст.431 ГК РФ при толковании договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

В рассматриваемом случае в тексте договора нет специального указания на то, что оплата полученных от контрагента товаров производится другой стороной встречной поставкой товаров, то есть в неденежной форме. Напротив, условие об использовании при оплате механизма взаимозачета свидетельствует о наличии денежных обязательств участников договора друг перед другом и определении способа их прекращения, предусмотренного ст.410 ГК РФ.

Следовательно, установленная договором от 01.10.96г. № 103 обязанность покупателя оплатить поставщику товар означает уплатить деньги.

В связи с этим неверным является вывод суда о том, что названный договор представляет собой обязательство мены. Данное судом толкование противоречит ст.ст. 431, 516, 567 ГК РФ.

На оценку спорных правоотношений не влияет и то обстоятельство, что при надлежащем исполнении сторонами договорных обязательств их встречные денежные требования предусматривалось погашать без проведения расчетов. Прекращение денежного обязательства зачетом встречного однородного требования не изменяет их денежного характера и не затрагивает оснований возникновения.

4. Договор мены, заключенный без согласия собственника является недействительным. (Постановление Президиума ВАС РФ № 313/96 от 12.03.96г.).

АОЗТ “СЭЛЛ” направило руководству Жигулевских электрических сетей письмо (без номера и даты) с просьбой о продаже железнодорожной ветки от станции “Химическая” до станции “Левобережная”, совершить сделку купли-продажи без определения ее существенных условий.

Жигулевские электрические сети, являясь филиалом АО “Самараэнерго”, обратилось к последнему за разрешением на продажу указанной ветки по цене 2500000рублей.

Получив ответ акционерного общества, которое дало разрешение на продажу железнодорожной ветки в соответствии с действующим законодательством, Жигулевские электрические сети, вопреки Положению о филиале, требованиям ст.ст. 64-66, 160, 161 и 237 морозильных шкафа, является недействительным, ибо согласия продавца - АО “Самараэнерго” на такую сделку не имелось. Филиал - Жигулевские электрические сети вышел за пределы полномочий, предоставленных ему как Положением о филиале, так и АО “Самараэнерго”.

Кроме того, предметом сделки является не металлолом, а находящаяся в эксплуатации действующая железнодорожная ветка.

Таким образом, неправильным является вывод об установлении договорных правоотношений по купле-продаже железнодорожной ветки, так как в данном случае произведен незаконный ее обмен на два морозильных шкафа.

5. Ответственность в виде неустойки, установленные договором мены в отношении одной из сторон, за несвоевременную поставку товара не противоречит законодательству.

Арбитражным судом Свердловской области рассмотрено дело по иску ОАО к ИЧП о взыскании 160866руб. задолженности по договору мены и 160866руб. пени за просрочку встречной поставки.

Рассмотрев материалы дела, суд установил:

Между сторонами заключен договор № 02-800 от 06.09.99г., предметом которого является встречная поставка равной договорной стоимости: истец обязался поставить ответчику по его заявке свою продукцию (согласована поставка радиаторов в количестве 30 штук по цене 1670руб.), а ответчик обязался поставить истцу продукты питания - масло сливочное в количестве 1 тонны по цене 49руб. и 4800кг крупы гречневой по цене 21руб. за килограмм.

В соответствии с заявкой ИЧП по счет-фактуре № 9504 от 10.09.99г. и доверенности № 31 истец отпустил ответчику 30 штук радиаторов на сумму 60120руб. Ответчик встречные обязательства по договору выполнил на сумму 38674руб., т.е. не в полном объеме. Доказательств выполнения обязательств в полном объеме ответчик в суд не представил.

Требование истца о возврате неосновательно полученной суммы (неосновательного обогащения), изложенное в претензии от 29.09.2000г. не выполнил. Сумма 21546руб., составляющая разницу в стоимости отгруженных взаимно товаров, является в данном случае неосновательным обогащением ответчика и подлежит взысканию с ответчика.

Исковые требования истца в части суммы 21546руб. признаются судом правомерными и подлежащими удовлетворению.

Пунктом 8.1 договора предусмотрена ответственность за нарушение условий договора в виде пени, в размере 0,5% от суммы долга за каждый день просрочки поставки.

Согласно п.4 ст.421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Условие договора мены об ответственности поставщика за несвоевременную поставку не противоречит законодательству и существу договора мены.

Как видно из материалов дела срок исполнения ответчиком обязательств по договору ограничен датой 15.11.99г. К данному сроку ответчиком обязательства в полном объеме выполнены не были, т.е. со стороны ответчика имело место нарушение условий договора, в связи с чем требования в части неустойки заявлены истцом правомерно. Размер неустойки неосновательно завышен. Пени подлежат начислению на сумму 111226руб., составляющую стоимость невыполненного ответчиком по договору обязательства (149800-38574=111226), за 345 дней просрочки (с 16.11.99г. по 25.10.2000г.) и составят 191864руб.

Суд, полагая, что данная сумма неустойки несоразмерна последствиям допущенного ответчиком нарушения обязательства по договору, на основании ст.333 ГК РФ уменьшает размер подлежащих взысканию санкций до суммы 21546руб.

В остальной части исковые требования отклонены, т.к. продукция истцом отпущена сверх представленной заявки ответчика и потому вне рамок заключенного договора.

6. Акции ЗАО не могут быть объектом договора мены, если одна из сторон этого договора не входит в состав учредителей общества или заранее определенный круг лиц (Постановление Президиума ВАС РФ № 5806/98 от 08.06.99г.).

Прокурор Кемеровской области в интересах государства и общества обратился в Арбитражный суд Кемеровской области с иском к закрытому акционерному обществе “Инвестиционная компания “МирИнвест” (далее - ЗАО “МирИнвест”) и закрытому акционерному обществу “Черниговец” о признании недействительным заключенного ими договора мены обыкновенных акций ЗАО “Черниговец” на облигации Сберегательного банка Российской Федерации.

Решением от 27.02.98г. исковое требование удовлетворено: совершенная сделка признана ничтожной на основании ст.168 ГК РФ.

Постановлением апелляционной инстанции от 27.04.98г. решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 08.07.98г. решение и постановление апелляционной инстанции отменил, в удовлетворении иска отказал, указав на то, что заключая договор мены, генеральный директор ЗАО “Черниговец” действовал в пределах своих полномочий. Совершенная сделка не связана с размещением акций и не относится к исключительной компетенции других органов управления обществом.

В протесте заместителя генерального прокурора Российской Федерации предлагается постановление суда кассационной инстанции отменить решение суда первой и постановление апелляционной инстанций оставить в силе.

Президиум Высшего арбитражного суда все названные судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, между ЗАО “Черниговец” и ЗАО “МирИнвест” 01.10.97г. был заключен договор мены обыкновенных акций ЗАО “Черниговец” на облигации Сберегательного банка РФ. Кроме того, ЗАО “МирИнвест” в соответствии с пунктом 1.6 договора должно было дополнительно внести в кассу ЗАО “Черниговец” 22090650руб.

Судом первой инстанции установлено, что сделка сторонами исполнена.

ЗАО “Черниговец” было создано в 1991г. в процессе приватизации. Его уставом в редакции от 28.12.91г. генеральному директору предоставлено право самостоятельно распределять часть акций, в том числе гражданам, предприятиям, организациям.

Договор мены акций был совершен 01.10.97г., то есть после вступления в силу части первой Гражданского кодекса РФ и Федерального закона “Об акционерных обществах”.

Согласно п.2 ст.97 ГК РФ акции закрытого акционерного общества распределяются только среди его учредителей или иного, заранее определенного круга лиц. Закрытое акционерное общество не вправе проводить открытую подписку на выпускаемые им акции либо иным образом предлагать их для приобретения неограниченному кругу лиц. Причем акционеры закрытого акционерного общества имеют преимущественное право приобретения акций, продаваемых другими акционерами этого общества. аналогичная норма содержится в п.3 ст.7 ФЗ “Об акционерных обществах” (в редакции от 17.05.96г.).

Доказательств получения акций закрытым акционерным обществом “МирИнвест” с соблюдением требований п.2 ст.97 ГК РФ и п.3 ст.7 ФЗ “Об акционерных обществах” в деле не имеется.

Необоснованным является довод суда кассационной инстанции о том, что в соответствии с п.4 ст.94 ФЗ “Об акционерных обществах” положения п.3 ст.7 указанного Закона не применяются к акционерным обществам закрытого типа, созданным до введения в действие настоящего Федерального закона. Данное ограничение касается лишь численности членов общества и не затрагивает порядка размещения и отчуждения акций в таком обществе, поскольку данный вопрос решен в Гражданском кодексе Российской федерации.

Таким образом, судом кассационной инстанции неправильно истолкована норма закона.

Несостоятельным является также довод о том, что п.12.1 устава ЗАО “Черниговец” в редакции от 28.12.91г. не противоречит нормам федерального закона “Об акционерных обществах”.

После введения в действие части первой ГК РФ и Федерального закона “Об акционерных обществах” устав ЗАО “Черниговец” подлежал применению лишь в части, не противоречащей названным нормам (п.4 ст.6 ФЗ “О введении в действие части первой Гражданского кодекса РФ”). Пункт 12.1 устава требованиям Федерального закона не соответствовал.

При рассмотрении спора судом не был выяснен ряд обстоятельств, имеющих существенное значение для дела.

В частности, не выявлена действительная воля самого ЗАО “Черниговец” при совершении спорной сделки, не установлено, были ли нарушены этой сделкой права акционеров ЗАО “Черниговец”, желали ли акционеры приобрести обмениваемые акции, а также возможно ли в настоящее время произвести возврат акций.

7. Продукция, созданная в результате хозяйственной деятельности муниципального предприятия, может стать объектом договора мены без согласия собственника (Постановление Президиума ВАС РФ № 6709/97 от 21.04.98г.).

Комитет по управлению имуществом гензы обратился в Арбитражный суд Пензенской области с иском о признании договора мены от 10.04.96г., заключенного между муниципальным предприятием “Пензгорстройзаказчик” и товарищество м ограниченной ответственностью “Строитель”, недействительным и взыскании с муниципального предприятия в доход городского бюджета стоимости имущества, полученного по этому договору.

Решение от 24.06.97г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Постановлением апелляционной инстанции от 22.07.97г. решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 17.09.97г. указанные судебные акты отменил и иск удовлетворил частично: договор от 10.04.96г. признал недействительным; в части применения последствий недействительности сделки дело передал на новое рассмотрение.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается постановление кассационной инстанции отменить, решение суда первой и постановление апелляционной инстанций оставить в силе.

Президиум счел, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно заключенному договору от 10.40.96г. МП “Пензгорстройзаказчик” передало ТОО “Строитель” коттедж № 24 застройки Арбеково в стадии незавершенного строительства, а ТОО “Строитель” в порядке взаиморасчета передало МП “Пензгорстройзаказчик” 4-комнатную квартиру в строящемся жилом доме.

Комитет по управлению имуществом города Пензы предъявил иск о признании заключенного между сторонами договора недействительным, поскольку он противоречит требованиям гражданского законодательства и законодательства о приватизации.

По мнению истца, сделка заключена с нарушениями норм ст.217 ГК РФ, ст.15 Закона РСФСР “О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации” и п.3.6 Основных положений государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации после 01.07.94г.

Между тем анализ имеющихся в деле доказательств свидетельствует о том, что законодательство о приватизации при оценке правомерности оспариваемого договора применено быть не может.

Объекты, упомянутые в договоре, являются результатом хозяйственной деятельности муниципального предприятия “Пензгорстройзаказчик”, созданного с целью получения прибыли. Согласно уставу предприятия одним из видов его деятельности является проектирование, строительство и продажа объектов. Материалы дела свидетельствуют о том, что финансирование строительства коттеджей в незавершенном строительстве производилось за счет средств инвесторов, заключивших договоры на их строительство.

Исходя из смысла ст.295 ГК РФ согласие собственника (комитета по управлению имуществом) на отчуждение имущества требуется лишь в случае, когда отчуждаются основные средства предприятия или имущество, переданное собственником в уставный фонд при создании предприятия. На реализацию продукции, создаваемой в результате хозяйственной деятельности, согласия собственника не требуется.

Суд первой и апелляционной инстанций обоснованно пришел к выводу о том, что оспариваемый договор является обычным гражданско-правовым договором, заключенным в результате хозяйственной деятельности предприятий, и не является сделкой приватизации.

При таких обстоятельствах постановление кассационной инстанции отменено как принятое с неправильным применением норм материального права . Решение Арбитражного суда Пензенской области по названному делу оставлено без изменения.

8. Признание судом недействительной регистрации юридического лица не является основанием для того, чтобы считать ничтожным договор мены, заключенный до признания такой регистрации недействительной. ( Постановление Президиума ВАС РФ № 6774/99 от 24.04.01)

Арбтражным судом Свердловской области рассмотрено дело № А60-2207/98-С4 по иску ЗАО «Уральская золото-платиновая компания» к ОАО «Завод»Русские самоцветы», ЗАО «НПО ЗИП» о признании недействительным договора мены ценных бумаг от 31.07.98., заключенного между заводом и НПО ЗИП, и применении последствий недействительности сделки.

Согласно названному договору завод передал в собственность объединению 800000 своих акций в обмен на простой вексель номиналом 800000 рублей, эмитированный объединением с погашением по предъявлении, но не ранее 03.01.2001.

Решением от 02.03.99. исковое требование удовлетворено . Постановлением апелляционной инстанции от 28.04.99 решение изменено: из его резолютивной части исключены слова: "в силу ничтожности (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации)". В остальной части решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа постановлением от 29.06.99 постановление апелляционной инстанции в части исключения из резолютивной части решения слов: "в силу ничтожности (статья 168 Гражданского кодекса Российской Федерации)" отменил. В остальной части постановление оставил без изменения.

Постановлением Президиума ВАС РФ №6759/99 от 16.05.00. названные судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение по следующим основаниям.

Истец (акционер завода) мотивировал свои требования нарушением при совершении сделки требований, предъявляемых статьями 81-83 Федерального закона "Об акционерных обществах" к заключению сделки, в совершении которой имеется заинтересованность. Сделка от имени завода заключена его генеральным директором Зиминым В.В., являющимся собственником более 20 процентов голосующих акций объединения.

Признавая сделку ничтожной, суд первой инстанции исходил из того, что объединение не обладало правоспособностью для ее заключения, поскольку решением Железнодорожного районного суда города Екатеринбурга от 21.12.98 учредительный договор от 01.12.97 о создании ЗАО "НПО "ЗиП" был признан недействительным. С этим выводом согласился и Федеральный арбитражный суд Уральского округа.

Между тем этот вывод противоречит действующему законодательству. Согласно пункту 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации правоспособность юридического лица возникает в момент его создания (с момента его государственной регистрации) и прекращается в момент завершения его ликвидации (после внесения записи об этом в Единый государственный реестр юридических лиц).

Из материалов дела следует, что ЗАО "НПО "ЗиП" 11.12.97 зарегистрировано как юридическое лицо Управлением государственной регистрации администрации города Екатеринбурга. Решения о ликвидации общества в установленном законом порядке не принималось.

При таких обстоятельствах признание недействительным учредительного договора не свидетельствует об отсутствии у объединения правоспособности в момент совершения оспариваемой сделки.

Поэтому решение суда первой инстанции и постановление суда кассационной инстанции подлежат отмене.

Вывод апелляционной инстанции о нарушении статей 81-83 Федерального закона "Об акционерных обществах" при заключении оспариваемой сделки основан на том, что Зимин В.В. являлся лицом, заинтересованным в совершении заводом сделки, поскольку на момент регистрации ЗАО "НПО "ЗиП" как юридического лица он владел 43 процентами его голосующих акций, в силу чего на совершение сделки требовалось соответствующее решение совета директоров завода. Такого решения не принималось.

Однако суду надлежало исследовать вопрос о том, являлся ли Зимин В.В. участником (акционером) ЗАО "НПО "ЗиП" во время совершения сделки. В материалах дела сведений об этом нет.

При таких обстоятельствах все названные судебные акты отменены, дело - направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Материал подготовлен ведущим специалистом отдела обобщения судебно-арбитражной практики Арбитражного суда Свердловской области, магистром частного права Шулеповой Т.И.


 

* Материал опубликован в журнале Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №7/2002.С.76-84.